…засыпай

В колонках играет - музыка

Настроение сейчас - убилось "ап стенку"

 

 

Sweet dreams, my beloved master.

 

 

Она могла лишь кончиками пальцев провести по его волосам, щеке. Она самозабвенно любила его, хоть и понимала, что на взаимность надеяться как минимум глупо. Тем не менее она любила, любила так, как любят только в сказках. Для нее он был воплощением Бога и Дьявола, а так же всех остальных богов из всех религий, какие только были ей известны. И каждый вечер она со счастливой улыбкой желала ему спокойной ночи и сладких сновидений, после тихо наблюдая за ним из темного угла.

Для него она была лишь куклой. Пищей. Марионеткой. Слугой, которая исправно заботилась о любых его нуждах: от утреннего кофе до женщин, которые бы удовлетворяли его потребности. Нельзя сказать, что он любил ее, но и обратного утверждать нельзя. Она была самым близким для него существом, но одновременно самым далеким - ее нельзя было тронуть даже пальцем, ведь она - ангел во плоти, которого ни в коем случае нельзя обесчестить. И он наблюдал. Наблюдал за каждым ее вздохом, за каждой, пусть даже самой обычной, эмоцией, выраженной ее бледным лицом. Он хранил ее, будто сокровище, не подозревая, что по ночам его губ касаются ее пальцы, и не видя как при этом по ее щекам бегут слезы. По утрам она всего со счастливой улыбкой на лице желает ему доброго утра.

Так они и живут. Воплощение дьявольски-божественной красоты, пьющее кровь при необходимости и кроткое, рожденное людьми, создание, наряженное как фарфоровая кукла, если не забавнее. Они играли свои роли, хоть ни один из них не был счастлив, живя по таким законам. Но они не могли нарушить этот распорядок : он боялся ее убить, а она боялась отсутствия у себя страха смерти в его объятиях. Однажды, возможно, для них все изменится и они будут по-настоящему счастливы и будут любить друг друга не скрывая ни капельки этого прекрасного чувства за темными шторами страха. А сейчас, спи, мой возлюбленный господин, ведь завтра настанет еще один не самый приятный день твоей жизни.