зарисовка номер раз.

Принцессы не плачут.
Принцесса вздохнула и грустно улыбнулась.
– Ты даже не представляешь, Люсия, как это тяжело – быть дочкой короля. Это просто ужасно! Все эти балы, церемонии и званные вечера… Фи!
Она недовольно скорчила свое милое личико и бросила на свою собеседницу взгляд, полный отчаяния.
– А вчера отец сказал мне, что я выхожу замуж за кого-то иностранного принца. Я, если честно, даже имя его не знаю… Да и знать не хочу!
Принцесса вскочила с небольшого красного диванчика и, картинно простирая к высокому потолку свои тонкие руки в кружевных перчатках, прошлась по комнате.
– Знаешь, Люсия, – продолжала она свой монолог, – это просто невыносимо! Я, может быть, люблю совсем другого человека…
Тут она остановилась и, мечтательно улыбнувшись, закрыла глаза. Затем, раскинув руки в разные стороны, закружилась.
– Ты любила когда-нибудь, Люсия? Ты любила, скажи? – пропела она, но, даже не дожидаясь ответа, продолжила, – А я любила… И люблю до сих пор! Ты видела того рыцаря, приезжавшего к нам на прошлой неделе? Того кареглазого блондина? Ах… Эта была любовь с первого взгляда! Ах, Люсия, как же я счастлива была тогда!...
Девушка аккуратно взяла ярко-красную розу, подаренную тем самым рыцарем, и притронулась к ней губами.
– Как бы я хотела быть обычной крестьянкой, как бы я хотела бы быть вольной, обычной странницей! Я бы вставала с первыми лучами солнца, умывалась каплями чистейшей росы!.. Воспевала бы солнце и весну вместе с птицами – ах, я бы была так счастлива, будь все так! Но… – принцесса перестала кружиться и аккуратно присела обратно на диванчик, – Но… – плаксивым голосом продолжила она, – Я всего лишь какая-то принцесса, дочь какого-то великого короля…
Девушка вздохнула.
– И завтра я выхожу замуж… За какого-то богатого принца!
Несколько минут она молчала.
– Ах, Люсия, какая же я несчастливая! Ты только послушай. Во-первых, я никогда не видела свою мать и единственное, что знаю о ней – это то, что она была настоящей красавицей, что я очень-очень похожа на нее – так всегда говорил мой отец – и что она скончалась от неизвестной болезни, когда мне было всего пять лет. Во-вторых, когда мне было десять, умерла моя любимая кошечка, Бетти – ты даже не представляешь, как я была подавлена! Два дня я ничего не ела и почти не разговаривала. Но, Люсия, я совсем-совсем не плакала, потому что принцесса не должна плакать! Я ходила во всем черном и даже не улыбалась – знаешь, я была тогда удивительно хорошенькая!
Люсия равнодушно смотрела на принцессу своими фиалковыми глазами.
– Ах, Люсия, Люсия… Я была безмерно счастлива, когда ты у меня появилась. Это случилось через две недели после того, как умерла Бетти. Ты стала моей лучшей подругой – единственной! У меня ведь до этого никогда не было друзей, да и сейчас нет…
Девушка грустно посмотрела в окно. Край неба просветлел – показалось солнце. Оно медленно выходило из-за горизонта, освещая своими первыми лучами еще не отошедшую ото сна долину. Где-то вдалеке зазвучали робкие трели птиц. Принцесса горько вздохнула.
– Ну, вот и наступило «завтра», Люсия. Пора нам с тобой прощаться.
Она подошла к окну и вгляделась в даль. Там, далеко-далеко, под боком у восходящего солнца, находилась пыльная дорога. Принцесса прищурилась: маленькая черная точка, только что показавшаяся из-за горизонта, как она и ожидала, быстро приближалась к дворцу. Девушка фыркнула.
– Люсия, видишь карету? Вот она то меня сейчас и увезет. – Принцесса недовольно отвернулась от окна и пояснила, – Это мой будущий муж.
Она в очередной раз вздохнула и направилась обратно к диванчику; присела, расправив платье. Задумалась. И, наматывая на пальчик выбившийся из прически локон, уставилась на стрелку часов, которая медленно ползла по циферблату. В дверь постучали.
– Ваше Величество! Будьте добры поторопиться, ваш жених подъехал ко двору.
– Не беспокойтесь, я буду вовремя, – холодно произнесла девушка, оторвавшись от тяжелых мыслей.
В покоях опять воцарилась тишина. И, только когда шаги на лестнице стихли, принцесса промолвила:
– Прощай, Люсия. Мне пора.
Она встала с диванчика и подошла к двери.
– Знаешь… Я не буду плакать. Потому что принцесса никогда не плачет. Потому что сердце ее должно быть, как из камня…
Дверь захлопнулась. Комната погрузилась в тишину. И только стеклянные фиалковые глаза фарфоровой куклы, сидевшей на маленьком красном диванчике, напоминали о том, что здесь еще недавно жила принцесса, снаружи – холодная семнадцатилетняя девушка необыкновенной красоты, внутри – дитя, мечтавшее о счастье.