Юриспруденция

Юриспруденция — не наука об управлении обществом, а ремесло — разновидность талмудистики. Они обе декларируют первенство «закона» в жизни общества и обходят стороной вопрос о реальной нравственности общества и причинах его нравственного падения, вызывающего к жизни необходимость «закона», внешне сдерживающего безнравственность и то, что почитается в обществе проявлениями злонравия. Столь же злонравно обходится стороной вопрос о нравственности законодателей и закона, регламентирующего логику социального поведения. Логика социального поведения толпо-“элитарного” общества всегда злонравна, но талмудистика и юриспруденция, защищая устойчивость толпо-“элитарной” пирамиды потребления благ, отождествляют произвол со вседозволенностью злонравия и не отличают вседозволенность от высоконравственного произволения, вытекающего из свободы воли, свободы выбора, предоставленных Всевышним человеку. Талмудистика и юриспруденция, сделав эту подмену понятий, борются с произволом «вообще», стараясь внешним принуждением и угрозой ввести безнравственность общества в безопасные для устойчивости толпо-“элитарной” пирамиды пределы законности, чем и поддерживают в обществе его внутреннее злонравие. В действительности нравственно обусловленный произвол надзаконен, а вседозволенность, со стороны законодателей в том числе, преступна.

Тем не менее юриспруденция общественно необходима до определённого этапа развития общества как логическая основа поведения любого репрессивного аппарата, даже оберегающего добронравие и добродетельность в жизни общества. Закон — это обозначенная граница, на которой одна концепция общественного устройства жизни защищает себя от несовместных с нею концепций при попытке осуществить их в жизни одного и того же общества. Поэтому, прежде чем призывать к законопослушности, следует выявить ту концепцию общественного устройства жизни, которую этот закон выражает.

Жизни России более соответствует произвол, а не преклонение перед невесть кем писанным законом (в частности, самым опытным и старым воровским законом библейского персонажа Моисея, стоящим над всем законодательством Евро-Американского конгломерата).

Поэтому эффективное устойчивое САМО-U-правление может в этой стране[1] быть только языческим высоконравственным беззаконием, стоящим на нравственном произволе и профессионализме, воплощающих в жизнь диктатуру совести. Не талмудически калейдоскопическое: закон, культ, благотворительность, а целостное мировоззрение, высоконравственный произвол при минимуме законов на всех этапах осуществления полной функции управления, профессионализм в деятельности; только они могут править в России к её благу. Именно воспитанию этих качеств должна быть подчинена система подготовки и переподготовки кадров; остальное приложится. Государственность в этом случае станет надзаконной и нравственно правой, а не законопослушной библейски-талмудической правовой системой бесправия. И единственный смысл оказывать доверие депутатам в том, чтобы они МОГЛИ ДЕЙСТВОВАТЬ высокопрофессионально в сфере управления, СООБРАЗНО ИХ НРАВСТВЕННОМУ ПРОИЗВОЛУ, изходя из долгосрочных интересов общества, — именно поэтому демократия-народовластие в обществе с толпо-“элитарным” мышлением, в основе которого лежит животный тип психики, выстраивающий иерархии взаимного подавления, невозможна.

Открытый призыв к ОРГАНИЗОВАННОМУ произволу может кого-то напугать. Но почему никого не пугает тезис современной юриспруденции: «Незнание закона не освобождает от ответственности по нему», содержащий не только произвол, но и подлость? Почему никого не пугает, что законодательство внутренне противоречиво и под его прикрытием царит антиобщественное злоупотребление властью? Закон пишется по произволу, далее действует в обществе самостоятельно, подменяя собой нравственность, попранную толпо-“элитарным” разделением общества. И в этом тезисе подразумевается тождество закона и благонравия, что не подтверждает опыт истории. И этот тезис подменяет собой иной тезис: безнравственность и злонравие в поведении человека, группы или толпы, проявляющаяся в антиприродных или антинародных действиях, должна быть пресечена решительно и эффективно, чтобы не возникали рецидивы. В подавляющем большинстве случаев злонравие и безнравственность человека осознаются и им самим, и окружающими, но пресечение безнравственного или злонравного поведения часто затруднено действующим законодательством и в частности его внутренней противоречивостью. Взаимная вложенность социальных систем и социальный идиотизм “элиты” приводят к тому, что в законодательстве появляются целые разделы, являющиеся выражением интересов антинациональных межрегиональных сил, а “исправительные” учреждения стали школами повышения квалификации и формирования организованной уголовщины.

Именно для того, чтобы закон выражал благую нравственность, и необходимо сокращение законодательства до объёма, позволяющего всем знать закон. И нравственное поведение людей, и нравственный произвол власти должны открыто стоять над законом, в отличие от современности, когда произвол злонравен и безнравственен и подло прикрывается законом. Статьи закона должны быть достаточно общими, чтобы в их небольшое, по современным понятиям, число вписалась вся безнравственность и злонравие общества. Только после этого тезис об ответственности по никому не известному закону перестанет быть государственной подлостью и цинизмом.

Межрегиональная мафия только прикрывается законодательством, в своих действиях опираясь на произвол эгоизма. Противостоять ей можно, только опираясь на произвол коллективизма.

Правовое государство в толпо-“элитарном” обществе — НЕСБЫТОЧНЫЙ либеральный бред, поскольку развитое законодательство нужно для того, чтобы БЕЗДУМЬЕ заглядывало в закон и тем охраняло чьи-то привилегии, не задумываясь. Если общество воспитывает в людях с детских лет целостное мировоззрение и культуру мышления, то ему не нужно развитое законодательство, по-этому его система САМО-U-правления будет обладать более высоким быстродействием, гибкостью, а, следовательно, и эффективностью, чем самая развитая талмудическая юридическая форма правления.

В общественном сознании господствует стереотип отрицательного отношения к слову и явлению «произвол». Обратимся к В.И.Далю:

«Произволенье ср. произвол м. соизволенье, согласие. // Произвол, своя воля, добрая воля, свобода выбора и действия, хотенье, отсутствие принужденья».

По-русски если, то произвол — очень хорошее и полезное жизненное явление, далеко не всегда тождественное деспотизму, а большей частью защищающее от демонического деспотизма и неуместности действий запрограммированного биоробота.

«Закон» же по В.И.Далю толкуется как предел, поставленный свободе. О его доброте, о согласии его с идеалами нравственности народа ничего не говорится.

Опубликованием данной статьи я не в коем случае не призываю не исполнять его. Просто задайтесь вопросом, кто данным законом пользуется, и какие хорошие люди соответственно от него могут пострадать, а кто и уже страдает. Перерождение грядёт!!!
Источник http://wiki-kob.ru/%D0%97%D0%B0%D0%BA%D0%BE%D0%BD

1.
f805025036d5698aa8c259be8fc (419x700, 169Kb)

2.
clip21481 (700x525, 81Kb)