Ящичек номер один

Запотевшие окна. Скатывающееся, капли, чертят линию плетя лабиринты в один коней. Окна покрашены белой краской, небрежно и от того краска случайно попавшая на стекла смывает четкие границы и очертания. Там где еще стекло не успело запотеть виднеться треугольная мансарда противоположной крыши. Черное будто-то туннель в никуда. Крыша покрыта снегом и ржавчиной, кое-где лежат листья словно приклеенные каким-то шутником. За крышей дерево уже пустое и голое как бетонный столб, дальше еще крыша и так до самого горизонта, череда крыш и голых деревьев. На какой-то из крыш сидят люди, такие как мы, такие как я и ты. Они сидят и смотрят на пепельно-серое небо, на звезды в темной ночи, на серебристый свет луны в кромешной темноте. Сидят и говорят о чем-то, иногда о любви, о жизни и о некоторых людях, у них нет слов политики, они не говорят о науке или финансовом рынке, нет там и ценных бумаг или бирж труда. Я прохожу мимо и слышу как кто-то читает стихи. Громко, четко, с расстановкой или интонацией, так как учили в школе или на литературном факультете. Слышу звуки Пушкина и Лермонтова, женский голос рождает строчки Ахматовой и Анны Корененой. Редко, но все же, иногда это делаю я. Правда я всегда один, но это не мешает мне свеситься с крыши и как можно громче читать то, что я сегодня написал. А еще иногда люди на крышах целуют друг друга, словно только здесь они единое целое. Они любят или просто желают друг дружку, но так, что нет ни одной мысли кроме чистой любви.

Я останавливаюсь на каком-то мосту и взмываю в верх. Воздух искрит колючими снежинками, маленькими едва заметными, но ощутимыми до рези в глазах. Вдыхаю их в себя, внутрь. Пробирает кашель, и уже в какой раз, я начинаю жалеть, что не взял с собой шарф. Поднимаюсь все выше и выше. Там на горизонте ложиться спать солнце и я ловлю его последние лучи сегодняшнего дня. Пальто развивает ветер, оно становиться похоже на черный плащ. Интересно, а как меня сейчас видят люди? Может черной точкой, может птицей, а может, они просто не замечают меня?! Им очень часто нет дела до неба, ведь у них столько проблем, что они уже не могут найти выход из их лабиринта, а в конце лабиринта нет денег или власти, лишь только награда чистое небо и яркое солнце. Если честно мне нет дела до этих людей.

Ветер в лицо. Снова крыши, но уже маленьких деревянных домов. Из крыш торчат черные трубы, из труб идет едкий дым, поражающий и манящий запах ели и смолы, а вон там запах березы, а там осины. Я спускаюсь ниже к земле, поднимаю за собой снег, взвивающийся в верх, будто разбуженный и рассерженный, он сплетается в вихри поземок.

И снова в высь и уже темное, черное небо с мелкими блестками звезд. Навстречу попадаться снегири. Наверно они принимают меня за большого черного ворона или еще за кого пострашнее и в спешке бросаются в стороны. Где-то вдалеке, в лесу, горит огонь. Подлетаю ближе и вижу костер и группу людей. У огня играет гитара и тихий женский голос поет старинный романс. Кто-то шепчется в стороне, но очень тихо, и потому это не мешает наслаждаться мне звуком души женщины. Я не вижу людей целиком, но мне достаточно их лиц, красивых и добрых, блеска в их глазах и лучезарных улыбок. Постояв в сторонке и согрев, замерзшие руки взмываю вверх.

Наступает утро и солнце лучами играет на моем лице. Я улыбаюсь, согревая себя мыслю, что скоро буду у тебя и что ты согреешь меня чаем из трав. Снова большой город и снова тысячи крыш. На улицах мало народу, мало кому нравится бродить таким ранним утром. Ищу переулок в близи от твоего дома, чтоб спуститься никого не напугав. Вот парк, в нем тихо и никого нет. Иду по улице снега почти нет, только кое-где на газонах да в углах тротуаров и домов лежат маленькие холмики снега, как бы говоря: «люди сегодня зима, зима сегодня». Вот там стоит твой дом, я не был у тебя ни разу, но это точно твой. На двери домофон или кодовый замок. Ну вот придется ждать, но в тот момент когда я подхожу к двери из нее выходит маленькая девочка с собакой. Девочка с светлыми волосами выбившимися из под красной шапочки и конопатым носиком. Я придерживаю дверь, пропуская ее и как тень уходящей ночи проскальзываю внутрь. Здесь тепло и пахнет чем-то знакомым. Лифт замер в ожидании гостей, но я не обращая на него внимания прохожу мимо: «не сегодня ладно, а то ты всех разбудишь». Лифт молчит, но я знаю, что он не против. Вот твой этаж, тут до сих про держится аромат твоих духов. Рядом с дверью звонок, но мне приятней постучать в дверь и стоять вслушиваясь в тишину. Шелест лап. Это наверно твой кот, решил проверить, кто там пришел в такой ранний час. За шелестом лап, слышны легкие шаги и звук открываемого замка. А сколько у тебя замков? Дверь открывается и на пороге стоишь ты, кутаясь в полы халата. У твоих ног вьется рыжий кот.

- «Здравствуй»
- «Здравствуй»- как эхо отвечаешь мне ты.
- «Что ты здесь …» - пытаешься спросить, но я прижимаю палец к твоим губам.
- «Тихо»

Ты стоишь и смотришь на меня удивленно, не понимая наяву это или нет. Думаешь, может ущипнуть себя, что бы проснутся. Я улыбаюсь и смотрю тебе прямо в глаза.

- «Кто там?» - раздается голос твоего мужчины из глубины квартиры.
- «Никого» - бросаешь в ответ не сводя с меня глаз.

Я целую тебя в губы и разворачиваюсь уйти.

- «Прости» - шепчешь ты.
- «Не за что» - отвечаю я, исчезая за поворотом лестницы.

Ветер играет в моих волосах и уносит снег, листья и слова чьих-то стихов. Открываю глаза. На мосту становиться холодно и я кутаясь в пальто спешу в глубь переулков и улиц, туда где есть теплый и вкусны чай (правда не на столько вкусный как твой). Сегодня я не пойду спать домой, просто я хочу еще чуточку побыть наедине с тобой.

Только сейчас у твоей двери нет никого. Жаль что там нет меня.