Я оставил тебе половику себя… (с) Танцы Минус — Половинка

БезКрыльев (470x387, 50Kb)

Настроение сейчас - Я люблю.... Хочу его видеть.... Плачу... Мне плохо....

Посвящается... Любимому...Не важно кому... Просто посвящается...

"Ожидание"
Как больно и смешно -
Опять я плачу...
Как больно и смешно...
Для тебя я хоть что-нибудь значу?
Все чувства лишь страх...
Но любовь - это чудо!
Ей не страшен ни прах,
Ни слова, что всё худо...
Я кричу, что люблю!
Может быть, ты услышишь?
Я люблю! Я ЛЮБЛЮ!
Жду, что ты мне напишешь...
Монитор - как звезда,
Что сияет в ночи...
Может, всё это зря?
Тухнет пламя свечи...
Звук струны под окном
Не даёт мне заснуть...
Ты - лишь мой сладкий сон,
Преградивший мне путь.
Среди скал и ветров,
Где свобода звенит,
Тает сущность оков,
Сердце в сон вновь летит!
Я готова на всё,
Лишь бы ты был со мной!
В голове лишь одно -
Лес, покрытый листвой...
Догорает костёр,
Затихают слова,
Тише музыки звон...
И опять всё с нуля!
Кнопки "пауза" нет!
И нет сил больше лгать!
Просто дай мне ответ -
Можно вновь всё начать?
Я кричу, что люблю!
Знаю я - ты услышишь...
С места я не сойду -
Верю в то, что напишешь...
Знать бы - как ты сейчас?
Хоть на миг вновь увидеть...
Снова мысли о нас...
Не могу ненавидеть...

Монитор всё вокруг
Счастьем вдруг озарил:
Я ждала ЭТОТ стук!
"Сообщений - 1 (один)"...

Дрожащими руками открываю сообщение, на время забывая о пульсирующей боли в виске. Да, это сообщение от тебя! Ты написал: "Привет! Ну как ты там? Будешь гулять? Хочу с тобой увидиццо...". Сердце начинает бешенно стучать и трепыхаться... Кажется, будто у него вновь начинают расти крылья, будто чувства в нём из куколки превращаются в бабочку, делая это комочек мышц маленькой, нежной и чувствительной птичкой... Сердце продолжает бешенно стучать, но боль в правом виске мгновенно забывается. Тело моё горит огнём, но уже не из-за температуры. В голове назойливо, словно три препротивные мухи, борятся мысли:
Оно- Я хочу его видеть!
Я- Да, нужно одеться потеплее и пойти.
Сверх Я- Ты больна. Ты хочешь слечь с воспалением лёгких? Дома сиди!
Оно- Но я хочу его видеть!
Я- Правильно, правильно... Надо собираться, надо собираться...
Сверх Я- Ты совсем сдурела? Сиди дома, выздоровеешь через пару дней - увидишь!
Оно- ЗАТКНИСЬ! Я ХОЧУ ЕГО ВИДЕТЬ! ТАК ЧТО МОЛЧИ В ТРЯПОЧКУ! Я собираюсь...
Немного успокоившись после этой перепалки (сердце всё так-же колотится) пишу ответ: "Да, конечно буду... Только не долго - ты ведь знаешь, я приболевшая... Потом, если что, пойдём ко мне чай пить=) Ок?". Ответ не заставил долго себя ждать: "Конечно=) Давай тогда через час в парке Пушкина?", на что я без промедлений отвечаю: "Конечно. До встречи=)". Начинаю собираться (сердце в моей груди танцует степ, норовя вырваться наружу - как будто вместо него у меня в груди третий раз на бис выступает балет "Тодес") - одеваю тёплые штаы, гриндера, два свитера, заматываю шею шарфом и одеваю зимнее пальто - как ни как зима на улице, а я ещё и болею. Выхожу из доу, предварительно оставив маме записку: "Вышла по делам. Буду через пару часов. Не звони мне плиз - я прийду и всё объясю. Люблю, целую". Закрываю квартиру, подкуриваю сигарету. Дорога в двадцать минут превращается в мимолётное движение. И вот я уже на фонтане. Такое ощущение, что я здесь уже вечность...
("как же ты мне надоел, мучительный орган....")
Минуты тянутся как года, хотя я здесь совсем не долго... Я начинаю медленно замерзать, как вдруг вижу фигуру в чёрном, выходящую из-под покрова деревьев.
("И сердце встрепенулось враз,
И вновь забилось так отчаянно...")
Ты идёшь медленно, осторожно, как-будто опасаешься чего-то. В твоих руках сияет ярко-красное живое пятно... Боже! Ты всегда знал, что я обожаю красные розы (сердце начинает зажигательно отбивать чечётку)... Ты медленно подходишь ко мне, в знак приветствия пытаешься поцеловать меня в щеку, но попадаешь в уголок губ. Опуская глаза, словно застенчивый ребёнок, протягиваешь розу. У складывается впечатление, что ты боишься меня... Неужели это так? Я не знаю... По крайней мере я хочу верить (Нет, чёрт побери, НЕТ! Я ВЕРЮ!), что ты просто опасаешься ненароком спугнуть меня... В который раз одевая маску, с лёгкой ехидной улыбкой спрашиваю:
- В честь чего это?
Ну почему? Почему рядом с тобой я изменяюсь до неузнаваемости? Почему не могу оставаться самасобой?
- Просто, - слегка поднимая глаза, отвечаешь ты.
А я стою и молчу - как первоклассница, не выучившая урок...
- Знаешь... мне нужно тебе кое-что сказать, - после слегка затянувшейся паузы говоришь ты... (Интересно, какой танец быстрее чечётки?)...
Я поднимаю взгляд и начинаю тонуть в синеве твоих глаз. Они кажутся мне такими бездонными... И я знаю, что в их глубине скрывается великая тайна, которую ты, кажется, собираешься мне поведать...
Осторожно, как монах под покровом ночи в тишине своей обители читает молитву, ты цитируешь мой стих:
- "Кнопки "пауза" нет!
И не сил больше ждать!
Просто дай мне ответ -
Можно вновь всё начать?"
Мне сразу вспоминается лето, бессонные ночи, мгновения счастья... Понимая, что она уже бессмысленна, снимаю маску... Сейчас ничего не имеет значения... Только ты и я...
(В груди Пляска Ада...)
Я медленно подхожу к тебе (теперь этот шаг - мелочь, хотя раньше казался вечностью и непреодолимой преградой) и, ничего не говоря, целую. Слова сейчас излишни.
Еле оторвавшись от твоих губ (именно таким должен быть настоящий французский поцелуй - нежным, чувствительным, долгим, без похоти, но намекающим на желание...) с улыбкой спрашиваю:
- Ты правда меня любишь?
Конечно правда. А по другому и не может быть. Ты знаешь, что я знаю, что ты говоришь правду. Просто спросила.
- Правда. Ты мне не веришь?, - всё же отвечаешь ты.
Конечно верю. Но отсчёт начался, и нужно продолжать играть в игру под названием "жизнь". В ответ на твой вопрос цитирую Хауса:
- Все врут. все. Кроме шизофреников и их детей.
- Значит я готов стать шизофреником, - улыбаясь и обнимая меня за талию, отвечаешь ты.
Аккуратно, на ощупь (мои глаза широко открыты, но они давно утонули в океане твоих глаз) ложу розу на парапет. она не должна упасть. Никогда... Я уже говорила, что обожаю красные розы?...