Я не псих

Все-таки, по многочисленным прозьбам, решился опубликовать свои зарисовочки на тему фильма ужасов "День Контрольной." Я не псих.

От удара армейского сапога хлипкая деревянная дверь разломилась надвое. В класс вошли двое солдат в костюмах химзащиты.
- Боже, Джон, здесь еще есть дети! – Сказал один из военных. Его била дрожь.
- Гарри, нам придется сделать это. – Ответил его напарник, более опытный вояка. В отличие от своего друга, Джон был спокоен. Слишком спокоен…
- Сделать что, Джон?! – Выкрикнул Гарри. Молодой солдат был на грани истерики. Ствол его М16 ходил ходуном.
- Стреляй в них. – Будничным тоном произнес Джон.
- Что?! Они… они всего лишь дети! Это одноклассники моего сына. Я… я не могу…
- Они заразились Вирусом Икс. Это уже не те дети, которых ты знаешь. Очень скоро они превратятся в зомби. Так что, рядовой, приказываю вам ОТРКРЫТЬ ОГОНЬ НА ПОРАЖЕНИЕ!!!
Ребятишки сбились в кучку. Они не могли даже пошевелиться от страха. Только смотрели. Смотрели на солдат с надеждой. Они все слишком хорошо помнили, как военные поступили с остальными учениками. Как они три дня сидели в подвале школы, дыша спёртым, воняющим крысами воздухом. Как им пришлось голыми руками рыть глубокую яму во дворе школы. Как тяжело было тащить трупы к этой яме. И, несмотря на все неприятности, которые им пришлось пережить за последнюю неделю, они все равно смотрели с надеждой.
Гарри направил автомат на детей. Со всей силой, до судорог в руке, надавил на курок.
Из-за толстой подкладки капюшона костюма химзащиты ему не было слышно воплей восьмилетних детишек, умирающих под свинцовым дождём.

Если вы еще не хотите свернуть шею мне, будущему маньяку, тогда читайте еще одну:

Молодая учительница Антонина Львовна стояла посреди школьного стадиона. Прошло уже несколько часов с тех пор, как по радио было объявлено о появлении нового вируса в воздухе над Смоленском. Антонина Львовна всего год как закончила педагогический институт, являлась неопытным учителем, поэтому она совершенно не знала, как вести себя в подобной ситуации. Последние часы она провела в панике. Она почти не помнила, что делала в это время. Прошлое подернулось кровавой дымкой. Вроде бы она громко кричала, куда-то бежала... Но одно она помнила совершенно отчетливо. Она была должна исполнить учительский долг.
- Дети! Стройтесь парами за моей спиной! - Хотела крикнуть она. Вместо задорного учительского крика, однако, ей удалось издать лишь хрип. Связки отозвались резкой болью. Слишком громко она орала вместе с остальными учителями, когда, мирно потягивая коньячок, подаренный отцом сына-двоечника, они услышали страшную новость.
На стадионе оставались только детишки младшего возраста. Старшеклассники давно разбежались по домам. Перво-, второ-, третьеклассники, растерянные, страшно испуганные, не знающие, что делать, потянулись к Антонине Львовне.
Учительница что-то говорила, успокаивала детишек... Но она вспоминала о тех страшных симптомах, которые слышала по радио. Постепенный паралич нервной системы, отказ почек, слепота, разрушение косной ткани... Антонина понимала, что и она, и дети давно уже получили смертельную порцию вируса. Она видела только один способ избавления детей от медленной, мучительной смерти.
Подарить им быструю и легкую смерть.
Продолжая что-то говорить, Антонина Львовна вытащила из сумки учебную школьную гранату, которую Обэжэшник привез из Афгана. Она от души дернула за чеку. Ради освобождения детишек от медленной агонии она готова была взять на душу страшнейший грех.
Несколько секунд ничего не происходило. До детей, увидевших в руках их любимой учительницы гранату, стало доходить. Антонина приоткрыла зажмуренный правый глаз. Может быть, граната и впрямь учебная...
А потом раздался взрыв.