Военные и режим в Турции: НАТО и ЕС [Окончание]

Али Булач*

 

Представление о том, что армия может вмешиваться в политику и жизнь общества, выполняя функцию модернизатора, закрепилось в нашем сознании тогда, когда Турция вступила в НАТО. Вскоре после военного переворота 27 мая 1960 года оно получило институциональное оформление. Полномочия военных, функции Совета по национальной безопасности были юридически зафиксированы в конституции 1961 года.

Ключевое различие между местом военных в нашей политической системе и современных демократических государствах Запада лежит на поверхности, но о нем мало говорят. 

Со времен Монтескье принцип разделения властей, который был принят за основу современной политики, считается характерным признаком современных органов управления. В соответствии с ним, армия – это не сила, это служба. Она выполняет свои функциональные обязанности точно так же, как это делает комитет по делам населения или комитет по имуществу. Вот в этом её предназначение. Если внимательно посмотреть на основную концепцию, то получается, что армия – это не центр принятия решений, а просто государственная структура. Таким центром является законодательное собрание, состав которого обновляется после каждых выборов. Однако в Турции армия – это больше, чем обычная государственная организация. Это «мозговой центр», который управляет, наводит порядок и отдает приказы. В связи с тем, что «мозговой центр» проникает в жизнь общества после каждого военного вмешательства, становится ясно, почему ничего не получается, откуда появляются новые проблемы и как старые проблемы приводят к безвыходной ситуации.

Это также отвечает на вопрос, почему Запад, отрицательно относящийся к военным переворотам, одобряет их проведение в Турции, где они в жесткой или мягкой форме повторяются каждые десять лет, и почему такие понятия, как «захват власти военными», уже давно не встречаются в литературе западных демократических государств. В результате вступления Турции в НАТО добавился еще один фактор, который заключается в том, что военные генералы собирались избежать вероятного перехода Турции на сторону советского блока или возможности выхода из противостояния военно-политических блоков и создания совместно с мусульманскими странами собственного центра силы. Преступные организации «Гладио» и «Эргенекон» - результат оценки угрозы. В заглавном предложении первого официального заявления сразу после осуществления военного переворота или военного вмешательства говорилось: «Турция останется союзником Запада и продолжит оставаться членом НАТО». Это означает, что ни одно военное вмешательство не происходило без информирования и согласия Запада.

Допустим, что это так. Но Турция все-таки является членом НАТО. Когда она вступала в этот блок, от нее требовалось выполнить два условия: перейти к многопартийной демократической системе и расширить рамки общественных свобод, в первую очередь в сфере религиозного образования. Когда они были выполнены, армия, совершив переворот в стране НАТО, не могла долго оставаться у власти, принимала срочные меры, а затем передавала руководство обществу. Таким образом, членство в НАТО имеет не только минусы, но и плюсы.

Сегодня стал актуальным процесс вступления Турции в Европейский Союз. Теперь НАТО и ЕС рассматривают захват власти военными как что-то «вредное и дорогостоящее». Поэтому они не относятся с сочувствием к вмешательству армии. В докладе, который был передан Совету ассоциации Турция-ЕС 19 мая текущего года, сказано: «Турецкие вооруженные силы оказывают политическое давление. Некоторые высокопоставленные военные должны прекратить высказывать свое мнение по вопросам внутренней и внешней политики, что является превышением их полномочий. Необходимо обеспечить полный контроль за расходами на оборону и парламентский контроль. В Законе о Счетной палате должны содержаться положения, согласно которым будет проводиться контроль за военными расходами».

По мнению иностранных наблюдателей, есть все основания полагать, что армия больше не сможет заниматься модернизацией путем запугивания общества, применяя насильственные методы, политические и социальные инструменты. Совсем наоборот – в Турции, которая стремится участвовать в региональной и глобальной политике, она станет анахронизмом. Таким образом, мир считает, что эпоха правления военных закончилась.

Когда армия, несмотря ни на что, вмешивается в политику, она в той или иной мере ссылается на законодательную базу. Задача политиков состоит в том, чтобы создать правовую основу, а не возмущаться понапрасну. Партия справедливости и развития могла сделать это до 2005 года, но не сделала.

ссылка на оригинал: ЗАМАН, 8.07.2009
*автор известный социолог