Удар Пера.

В колонках играет - Паганини - Рондо
Настроение сейчас - Медленно-медленно кровь в вене стучит. Тихо-тихо разум со мной говорит.

Мы умерли.  И наша жизнь - наша смерть. Мы очень боялись умереть, вить знали - жизнь есть смерть. И мы не хотели жить. Мы боялись умереть. И исхода нет. Даже уйти. Убежать за грань мы уже не можем, мы уже мертвы. Тут нет надежды, нет времени. Нет пространства. Есть лишь ветер. Он гноить по нашей смерти свою унылую песен. Он проник в каждый уголок нашей жизни. Он и свет и тьма нашего мира.  Мы там, где кончается бег. Мы в смерти. Нас уже нет. И нет смысла ни в чём, мы просто смотрим, как ветер переливается всеми оттенками черного. Как чёрный цвет звучит перебором гитарных струн. Как горьки на вкус слова, пытающиеся выразить  ветер. И как Уроборос отпускает собственный хвост, что бы насладится чёрным цветом ветра. Но, всё еще, где то одиноко поёт скрипка, что бы дать надежду, тем, кто не хочет жить своей смертью.  Её пение переливается всеми цветами радуги, и в сером мире смерти на него больно смотреть. Её пение сладко, но лживо. Её надежда дарит только боль. И Знающий будет внимать чёрному ветру, но не скрепке. И Знающий сам станет чёрным ветром, ибо не хочет жить и боится смерти. И Тьма подарит ему покой. Тьма траура по мечте, но не по несбывшееся мечте, а по той, что не родилась.  Тьма накроет ненавидимый хозяином разум, что бы уберечь его от лживой мысли и дать покой измученной мыслью душе. И будет сон, и будет Тьма, и будет ветер играть на гитаре в покинутом мире живой смерти.