Тургенев, сцуко, был не прав…

Собачке как-то Бог послал кусочек мяса, -
На ель бедняжка взгромоздясь
(Чего не делала доселе отродясь -
Да вот река конкретно разлилась),
позавтракать совсем уж собралась,
Да призадумалась...
А мяса кус во рту держала...

На ту беду с Мазаем рядом лодка проплывала.
Мазай увидел кус, -
Мазая "понесло":
Он, поудобнее перехватив весло,
Без всплесков - тихо к песику подходит,
Вертит веслом,
И с мяса глаз не сводит...
Прицелился он тихо - чуть дыша...
И как веслом ударит по ушам!

Собака взвизгнула во все собачье горло,
Пошла ко дну, из раны кровь поперла...

Мазай с тех пор же потерял покой! -
Собака ночью выла под луной -
Погромче Баскервиллей был тот вой!
А то к Мазаю шастала домой,
Он поседел, замкнулся, стал немой -
И чтоб не сильно мучицца виной -
Спасать он зайцев стал от наводнения весной...
Но по ночам, не зная почему
Топил собак, мыча загадочно: "Му-му"...

Тургеньев услыхав все приукрасил -
В его рассказе появляется Герасим...
А Толкиен забил последний кол -
Мазай в его рассказах - Смеагорл...

А мы, всей правды ранее не зная,
В героя превратили Дед Мазая!