Снова Питерская тема

В колонках играет - Рахманинов
Настроение сейчас - романтическо-ностальгическое

Я Никогда не вернусь в Ленинград. Его больше не существует.
Такого города нет на карте.
Истаивает, растворяется, серый вековой морок и грязь стекает на стены дворцов и листы истеричных газет. В этом тумане мы угадывали определить пространство своей жизни, прочитывали и верили, торили путь и разбивали морды о граниты; и были, конечно, счастливы, как были счастливы в свой срок все живущие. Мы жили в особом измерении, скривлённом пространстве: видели много необычного и смешного. Жили вязко и жаждали странного…

А хорошее было слово: над синью гранитных вод, под зеленью в чугунных узорах – золотой чеканный шпиль: Ленинград.
Город- призрак, город – миф – он ещё владеет нашей памятью и переживёт её.

…Время, беспечный старатель, тасует карточную колоду географии. Нас проиграли в очко уголовники в бараке. Пробил конец эпохи, треснула и сгинула Держава, и колючая проволока границ выступила из разломов. Мучительно разлепляя веки ото сна, мы проснулись эмигрантами. …. Заменены имена на картах и вывесках, блестящие автомобили прут по разорённым улицам Санкт-Петербурга и новые поколения похвально куют богатство и карьеру за пёстрыми витринами – канают по Невскому…

Михаил Веллер

P.S. Я не очень люблю Веллера. Хотя многие его последние вещи всё больше и больше похожи на литературу.
Но за любовь к Питеру я способна прстить ему многое. Она у него такая пронзительная и трогательная! Она вырывается из-под всех, порою циничных, строк его произведений. Она, зачастую становится основным его мотивом.... И в этой романтической Любви к легендарному городу мы с ним солидарны... Оля сказала в Питере:" Я бы не хотела здесь жить, потому что потом перестанешь замечать всю эту красоту."

оля и лев (700x525, 150Kb)