Сам. Все сам.

Ты выходишь на балкон и куришь. Быстро, торопливо, втягивая дым в больные легкие, проталкивая в альвеолы, насыщая кровь через тонкие капилляры никотином. Никотин несется в сердце, а оттуда - по дуге аорты, вверх и резко вниз. К мышцам. К мозгу.
Только когда твои зрачки расширяются, когда приходит болезненное напряжение, когда боль, тупо бьющаяся в правой части брюшной полости, отступает. Приглушается. Только тогда ты медленно докуриваешь сигарету, до самого полосатого фильтра, неторопливо давишь её - когда об ладонь, когда об металлическую одежку балкона. Ты не любишь только запах, притаившийся в рыжих прядях, на тонких пальцах с коротко остриженными ногтями, в складках черного пальто, которое тебе велико - не твое.
Ты куришь только на воздухе. Иначе, ты не чувствуешь тонкого яда в своей крови.
Ты закроешь дверь балкона, снимешь пальто, заваришь на кухне мятный чай и заглянешь под тонкую ткань футболки - под кожей, между пятью ее слоями синеет пятно новой гематомы. Ты знаешь, что вечером наверняка появятся новые. Потому что - такова твоя весна. Весной ты чувcтвуешь очень много боли.
Мне холодно. Я заворачиваюсь в халат и пробую чай. Пальцы пахнут дымом. Боль медленно возвращается.

Максим Тархов.
[email protected]