Рубеж

Когда придет зима,
когда наступит февраль,
и черный фонарь
станет желтым как янтарь,
я прикажу себе молчать
и не ходить в тот дом.
Кому-то станет интересно,
в чем беда.
Я раньше не бывал
так часто дома никогда.
И я мечтал о телефоне,
а он, теперь, для меня - ерунда.
Но это просто рубеж и я к нему готов,
я отрекаюсь от своих прошлых слов,
я забываю обо всем - я гашу свет.
Нет мира кроме тех, к кому я привык,
и с кем не надо нагружать язык,
а просто жить рядом, и чувствовать, что жив.

Когда ветра морские будут крепко дуть,
я постараюсь сразу лечь и уснуть,
я это так давно, и навсегда решил.
К каждому звуку я буду готов,
но в этом доме не предпримут не малейших шагов
обвиняя во всем сдутость шин.

Но это просто рубеж и я к нему готов,
я отрекаюсь от своих прошлых слов,
я забываю обо всем - я гашу свет.
Нет мира, кроме тех, к кому я привык,
и с кем не надо нагружать язык,
а просто жить рядом, и чувствовать, что жив.

Когда пройдет много лет, и я вернусь в тот дом,
где холодно всегда без огня и с огнем,
меня встретит хозяйка и посмотрит на часы.
И тогда я пойму, что мой дом сгорел,
я оставил все, а сам уцелел.
Но зачем я опять вернулся к тебе.

Ведь это просто рубеж и я к нему готов,
я отрекаюсь от своих прошлых слов,
я забываю обо всем - я гашу свет.
Нет мира, кроме тех, к кому я привык,
и с кем не надо нагружать язык,
а просто жить рядом, и чувствовать, что жив.

Но это просто рубеж и я к нему готов,
я отрекаюсь от своих прошлых слов,
я забываю обо всем - я гашу свет.
Нет мира, кроме тех, к кому я привык,
и с кем не надо нагружать язык,
а просто жить рядом, и чувствовать, что жив.