Работа

В колонках играет - K.D. Lang - Hallelujah (Leonard Cohen's)
 (700x525, 30Kb)
Не помню, писала я или нет об этом...ну повторюсь значит. Этот год у меня очень плодотворный в плане работы всякой.Мало того, что участвовала микрофонным оператором в двух ,к сожалению уже закончившихся, проектах + помогала в сведении , я еще по воскресеньям устроилась рассказывать детям о еврейской традиции. Урок длится 1 час, потом моя задача отвести детей по кабинетам,где у них другие кружки и проконтролировать обед. Всё это длится с 11 до 16:00, при этом работаю то я всего час. и За всё это я получаю 800р. в день. Вот завтра будет первая зарплата - 4 к. Почему я всё это пишу именно сейчас? Потому что завтра меня ждет собеседование в еще одно место.
Один мой друг узнал от своего приятеля, который играет в театре, что им там нужен звукорежиссер. Я списалась с этим мальчиком, тот дал мне контакт девушки, которая как раз является там главной по звуку и вот завтра у меня там "собеседование". Пишу в кавычках, потому что добавив её в друзья я увидела, что она еще учится ,при этом на юриста О_О. Театр студенческий, но судя по афише на сайте у них около 10 концертов в месяц. Единственное, что там наверняка есть- это хорошее оборудование, и теперь я не очень волнуюсь...может я и не суперски знаю пульт, но я уж точно разбираюсь в нем лучше девушки-юриста. Ну и конечно там будут какие-то небольшие деньги за всё это. Если завтра я её понравлюсь, меня всё устроит, и я смогу совмещать это с учебой, то это будет прекрасно! Мало того,ч то деньги, так еще и по специальности работаю(хотя конечно театральный звукорежиссер - не мечта моей жизни, но на первое время сойдет).
Завтра вообще шикарный день. Работа-зарплата-собеседование-ночная вписка у меня с кучей незнакомых наркоманов)))

В предвкушении ...



«Работа»

Слеза упала на чистый лист. Она оставила мокрую дорожку на его лице, прокладывая путь для тех, кто будет после нее. Спустя некоторое время вторая слеза, сначала осторожно, потом более уверенно преодолела тот же путь и упала на лист бумаги рядом с первой…
Домашняя обстановка всегда благоприятно влияла на его работу. Родные уже давно спали. Кабинет был погружен в приглушенный свет свечи. На столе, за которым он сидел, находилось все только самое необходимое: стопка чистых листов бумаги, чернильница, перо и пепельница. Большего ему и желать не хотелось. Однако работа не шла. Мысли в голове были обрывочными, путались между собой, и сформулировать из них хотя бы одно предложение никак не получалось.
Он давно вынашивал идею написать что-нибудь оригинальное, что всколыхнет общество. Его имя было известно в кругах писателей и среди множества читателей. Свои книги он всегда писал, ориентируясь на спрос публики. Когда рынок поглощала фантастика, он писал фантастику, если преобладали детективы или любовные интриги, он подчинялся спросу и писал то, что требовало общество. К слову сказать, писал он прекрасно, и практически все его книги расходились быстро и довольно большим тиражом. Он никогда не придерживался какого-то одного направления в написании своих произведений. Все, за что он брался, публика принимала с удовольствием.
В его кабинете, на книжной полке стояли экземпляры всех, написанных его рукою, книг. Была еще одна книга, которую он не издавал, и которая хранилась у его сына в единственном рукописном варианте. Это был его подарок сыну ко дню рождения.
Идея написать что-то свое родилась уже давно, но все как-то не доходили руки. И вот сегодня, разобравшись со всеми делами и закрывшись у себя в кабинете, он, наконец, решил заняться воплощением в жизнь своей задумки. Он залил до краев чернильницу, достал любимое перо, которым пользовался в исключительных случаях, приготовил стопку чистых листов, так как собирался писать много. Он сел за письменный стол, полный решимости творить…
Но прошла минута, другая, а бумага оставалась чистой. В голове было много всего, но собрать это воедино все никак не получалось. Он закурил и предался размышлениям. Обстановка способствовала работе, он не первый раз садился вот так ночью, чтобы написать очередной рассказ или повесть. Но сегодня почему-то мысль не шла. Докурив, он встал и принялся расхаживать по кабинету. Он подошел к книжной полке и пробежался по названиям написанных им книг, пытаясь найти в заголовках поддержку и стимул. Он вернулся к своему рабочему месту, сел, обмакнул перо в чернила и поднес к бумаге. Просидев так некоторое время и не решаясь прикоснутся пером к листу, он заплакал…
Он понял, что никогда не сможет написать эту книгу. Все, что было написано ранее, писалось под диктовку общества. Все эти слезливые любовные романы, интригующие детективы и захватывающий фантастический мир будущего. Он писал то, что хотела читать публика, и это у него получалось прекрасно. Но сейчас, когда он решил, наконец, написать что-то свое, что-то уникальное, что должно было передать его духовный мир, что могло отобразить его настоящую личность, он не смог придумать даже строчки. Чувства переполняли его, просились наружу, но рука, держащая перо, предательски дрожала, а мозг отказывался формулировать мысли. Он плакал…
Он проклял тот день, когда решил писать для людей. В тот момент он стал рабом общества. Он выполнял предоставленную ему работу, выполнял чужие заказы, и параллельно губил свой настоящий талант. Благодаря книгам он добился положения в обществе и благоустроил свою семью, но потерял ту небольшую частичку себя, которая теперь была ему так нужна, которая характеризовала его уникальную личность.
Он вновь посмотрел на полку, где покоились все эти книги, и понял, что они не стоят абсолютно ничего. Что вместо всех этих, в принципе, никому не нужных книжонок, он мог написать что-то стоящее. Что заставило бы запомнить его имя не просто как выдумщика и хорошего писателя, а как человека, который смог взбудоражить умы сотен людей, смог оставить в их душах и умах частицу себя…
Он плакал.



SQL запросов:55. Время генерации:0,887 сек. Потребление памяти:56.13 mb