Пусть Банально, Но Так Оно и Было

Ночь была ласкова....
Как будто каменная чаша, она наполнялась постепенно пробуждающимися ночными мелодиями, просыпались создания, привыкшие ощущать объятия ее нежного мерцающего света. Над медленно распускающимися цветами кружились тяжелые бабочки, пьянея от дурманящего запаха трав. Большие птицы (или не птицы?) бесшумно рассекали вибрирующий, терпкий воздух, изредка разрывая плоскость неба пронзительными криками.
Ночь жила
Лилит летела, нет, скользила по зеркальной, отражающей земные аккорды, поверхности неба, расправив черные, бархатные, словно у ночного мотылька, крылья. Тонкие ноздри подрагивали, ловя смутно-тревожащие, но, несомненно, приятные запахи. Почти прозрачная ткань платья задевала мерцающие иглы звед, а руки уверенно раздвигали завесу лунного света.
Ночь ласково сомкнула над ней свои ладони и, укачивая ее, словно младенца, несла в своих волнах вперед.
Лилит спустилась немного ниже, скользнув через прохладные хлопья облаков, почти к самым шпилям деревьев. Земля проотянула к ней свои руки-деревья, стремясь обнять и разделить с ней свой покой. Лилит рассмеялась и тряхнула головой, рассыпая вокруг серебряные искры, что радужными каплями разлетелись в стороны, рождая новые, недолговечные, созвездия.
Задевая подолом верхушки деревьев летела...... кружась, танцуя в пряных мелодиях тьмы....
Пока дрожащую, нарушаемую только шипением падающих звезд и звоном родившихся звезд, тишину не разорвал громкий звук.

Хлопок.

Выстрел.

Сложив ладони, Лил, дрожа от любопытства...и, одновременно, от гнева на того, кто посмел нарушить ее Ночь, ринулась вниз, к земле.
На поляне, среди потухших от грубого прикосновения, цветов матиолы, окруженный пустотой отревоженых звуков, закутаный в пелену отрицания терновой тьмы можжевельника, стоял Человек.
Черный силует на черном полотне мрачного уже небо. И..........
И золотое пятно перед ним.
Животное. Кто ты? Почему ты молчишь?
Тонкими, призрачными пальцами сознания Лил коснулась большой головы и отпрянула задрожав.
Смерть....зачем....
Человек достал нечто, зло сверкнувшее в, ставшем вдруг пронзительно холодным, голубоватом лунном свете и наклонился.
Она в ужасе зажала рот рукой глядя расширившимися зрачками, как Человек деловито освобождал Животное от ненужного уже тому золотого меха. Он изредка встряхивал Предмет, разбрызгивая вокруг тягучие капли,цвета ржавчины.
В кустах жалостно пискнуло.
Лилит и Человек обернулись одновременно.
Еще три выстрела.
Лилит успела подставить ладони и поймала три золотых искорки, прижав их к, запачканому багровыми сполохами, платью.
Человек встал и поднял над головой шкуру над головой придирчиво ее разглядывая. Оставшись довольным своей работой, он тщательно вытер о, съежившуюся и как то поникшую сразу траву, Предмет, кинул на плечо добычу и покинул поляну.
Лилит осталась наедине с Тем, Что Осталось лежать почти у ее ног.

Рванувшись вверх, разрывая тонкие крылья о вдруг колючие ветви деревьев, оставляя на иглах звезд куски платья и мешая свою Кровь с кровью Животного на платье, пронзая жестокость ночи звноном серебряных колокольчиков, она ринулась к Башне.
Дома.
Я дома, Башня.
Упав на мягкий ковер перед камином она разжала кулак и три крохотных огонька закружились вокруг нее, отбрасывая на стены золотые блики, мешая свой свет с, колеблющимся от сквозняков, светом свечей.
Языки пламени потянулись из камина, осторожно дотрагиваясь до трех созвучий, которые казались естественным их продолжением.
Лил улыбнулась уголком губ.
Я знаю что мне делать с вами.
Протянув ладонь она зачерпнула огонь из камина и слепила из оранжево-желтого сгустка Существо, напоминающее то Животное,что....Она тряхнула головой,гоня прочь темные мысли. Им не место здесь и сейчас.
Легким прикосновением она вытянула один из языков пламени, придавая ему форму хвоста. Подумав дунула и по Созданию пробежала рябь причудливыми волнами, словно искрящиеся шерстинки заиграли на ветру.
Рассмеялась Лилит.
Критически оглядев получившееся огненное чудо, она тряхнула головой и взметнув ладони вверх подарила ему крылья. Точно такие же, как и у нее. Черные и бархатные, словно продолжения ночи.
Поймав расшалившиеся огоньки, Лилит поместила их внутрь создания и поцеловала Создание в нос, пробуждая его.
Оно чихнуло и, не устояв на огненных лапах, ткнулось ей в бок, прикосновением рассыпая по ее спине колючие мурашки.
"Мурашки", - расмеялась Лилит.
"Мурррррррррррррашки!, - неуверено повторило Создание, пошевелив ушами.
"Муррашки", - сказала Она и ласково потрепала золотое ухо.