Принцы и Нищие

Если ты ставишь себя выше других, говорили мне, значит, ты - дурак. Логика в этом, конечно же, была. И немалая. Поэтому, что как-то оправдаться, я выдумывал, что я аристократ. Знаете, игра в челядь и свиту, только на более высоком уровне - уровне в моей голове.

И никто, конечно же, этого не оценил, ну, да ладно, не о том речь...

Интересно, что и до сих пор, после стольких лет, остаются те, кто считают, причем искренне, себя принцами, принцессами (в особенности), и прочей мишурой. Мы, конечно, не в викторианской эпохе, когда принято было на языке веера говорить о своих чувствах то, что непрелично сказать вслух - у нас другое правило: "быть собой". К слову сказать, как говорил Пастернак, все это - плебейство, пролитарский вкус. А интеллигент оставляет за собой право сказать А и не говорить после этого Б. Ну да ладно.

Быть собой - значит быть тем, кто устраивает других или к кому они привыкли, или кого хотели бы видеть. Интересно, что если мое истинное, с позволения сказать, Я - аристократично и эгоцентрично, то это вряд ли понравится окружению. Американские социологи и психологи называли это Зеркалом Социума и эффектом Белой Вороны. Если ты не такой, как от тебя ждут - ты будешь изгоем, а значит, ты обязан изменяться в пользу общества.

Однажды я понял, много лет назад, что высокомерие далеко не приведет. И пришлось спуститься с небес на землю, играть в казаков-разбойников, Терминатора и прочие веселые детские вещи. Хотя, конечно, прижиться в общесте парней мне, как более слабому физически индивиду, было трудно, да и не удалось до конца. Впрочем, посеять смуту и откоть ряд людей к себе мне все-таки вышло.

Они-то и составили костяк моих не очень-то гуманных экспериментов над природой людской в дальнейшем

Эти нищие духом, тогда еще несводобные и неспособные ни к чему, кроме как выделяться на фоне своих соплеменников и стали моими первыми друзьями. Не сказать, что я был их лидером, хотя, конечно же, мне хотелось им стать, но были другие - более быстрые, сильные и едва ли более странные. Харизма, сейчас уже сложившаяся в неплохие формулы, тогда еще была заоблачной мечтой и превращалась в цель только впоследствии, после долгих испытаний и слез, утраченных в ночи с подушкой.

Кстати, не верю я, что мужчины не плачут. Все-таки, у них тоже есть душа, и у некоторых - весьма ранимая

Впрочем, тогда все только начиналось. Длинные волосы, жестокие игры, увлечение фантастикой, разговоры дальше рекреаций, сборища, веселье, первые задачки, первые вопросы, первые проблемы. И, конечно же, первое отчуждение.

Потому что трудно быть принцем среди нищих, или нищим среди принцев. Кем был я - не так уж и понятно