Поликлиника как она есть

Люди добрые!
Никогда не попадайте в наши отечественные больницы! Наши государственные поликлиники – это темное царство, с которого, наверное, и взялись легенды про ад и пекло...
Жила я себе прекрасно, радовалась жизни, дышала полной грудью, как вдруг это «сопло» и забарахлило. Месяц пробуксовки еще можно было выдержать, но дальше так жить было нельзя.
Собственно, пошла бы я в частную клинику, но рекомендации действуют лучше, чем дудочка на офонаревшую змею, так что я решилась на ЭТО.

Поликлиника оказалась большая, с несколькми ответвлениями. Я нашла свое здание и зашла, минуя большую скрипящую железную дверь (чем не ворота ада?).

Поскольку на 6 этаж ползти пешком было несподручно, я решила воспользоваться лифтом. Как раз в этот момент он открылся, сначала большая дверь, потом гремящие раздвижные перегородки, а оттуда с возгласами «посторонись!» вывезли пациента на операцию. А ведь пассажирского лифта для здоровых людей у них нет! Я вошла, за мной закрыли двери и перегородки (вручную, заметьте!), и мы начали плавно подниматься. «Все!, - подумала я, - не выпустят. Везут на допрос!». Глаз начал дергаться, как у белки с «Ледникового периода», а ведь я пришла только с носом...

Выпустили. Только где я оказалась? Моего отделения не было, зато кругом ходили сомнамбулические больные. Кстати, у нас так и пишут в поликлинике – не пациенты, а «больные». «Больным окна открывать нельзя!» «Анализы больных принимаются здесь».

Ну хоть бы «выздоравливающие»... Нет. Попадешь сюда – не ищи путей назад! Тебя сейчас та-ак вылечат!
Старушки проскакивали мимо, гремя костылями, кто-то стонал, кто-то с серым лицом думал о чем-то потустороннем. Хотелось спросить, а где тут Стикс переплывают, не подскажете? Харона не видели? Это дед такой бородатый, он записывался на прошлой неделе к хирургу...

После третьей попытки выяснить, где я, собственно, нахожусь, мне сказали, что я-то на шестом этаже, но в нужное отделение необходимо пройти через второй этаж, потом налево, потом направо, там за аптекой по леснице...
Ну где-то так: будет там лес дремучий, пройдете мимо Горыныча, так ты его не буди, лихо будет... Потом увидишь избушку на курьих ножках, Ягу не слушай, эта только свистеть умеет. Потом свернешь по тропинке, а там клубочек тебе покажет дорогу...да не туда!

Я нашла!!! Встретила своего лечащего врача, такую душку! Шутит, смеется, и медсестры так на него поглядывают по-весеннему игриво...
Это, наверное, было самое светлое отделение из всех ужасов, встреченных мной. Но я не знала, что меня ждет впереди. Потому что меня послали на рентген.

О, это отдельная история. С шестого на второй, со второго на шестой. Из рая я была послана на нижние уровни, где царил полумрак. Тусклые лампочки давали слабое освещение, отражавшееся в темно-коричневых стенах. А искусственные цветочки, пришпандыренные на стенах, раззадоривали еще больше. Прохожу мимо каморки с мед.персоналом; доносятся обрывки фраз:
-- Людка, ты понимаешь, ну если б еще просто гад был, так он же кидает!
--Да, Мария Степанна, да... Бросать вам его надо!

В кабинете рентгена дела обстояли еще хуже. Все эти машины и целевые приспособления смахивали на средневековые орудия пыток: придвинтесь, закрепитесь, замрите, не дышите, больно не будет... И все так же темно, только тепеь совсем без света...
Аид не проходил часом?

Мокрый снимок я отнесла в светлые покои царства Отоларингологии.
Теперь меня повели в манипуляционный кабинет. Видела я, как они там манипулируют ушами, горлами и носами разных калибров! Доктор задумчиво посмотрел на мой снимок и сказал: «Я вижу два пути». («Один – под нож,- подумала я, - а второй – бегом из этой богадельни, сверкая пятками на каблуках и мельтеша перед машинами белой мини-юбкой»).
-- Так вот, мы можем вмешаться и хирургическим путем исправить искривление...

Доктор выразительно посмотрел на вашу покорную слугу, а она самая уже приняла решение воспользоваться вторым вариантом, описанным выше. Жаль, «що не сокіл, з дахів не літаю...», потому что лететь вниз с шестого было бы приятно, но недолго. Да и потом, зачем дворникам работы прибавлять?

--Но, пожалуй, начнем с медикаментозного. Спустись-ка, милочка, на второй этаж (Аид стоит за дверями и зорко высматривает свою жертву) и возьми ампулку. Сделаем тебе укольчик в носик...

Я была рада, что не надрезик, поэтому быстро согласилась. В голове еще тлел образ предоперационного пациента с лифта, так что я бежала быстро, пока добрый Айболит не передумал и не достал свой скальпель.

Пришла. Наследила. Ждала.

Доктор взял шприц, и объяснил, что вот сейчас он немного заморозит мой носик, а потом сделает два укольчика. Укольчик во внутреннюю полость носа был больше похож на буравчик. Закрыв от надвигающегося ужаса глаза, я представила соседскую дрель и скрежещущий оскал мужика за стенкой. Мужик хоть и не был голым, как в рекламе «Бонжура», но отвлек меня от навязчивых мыслей, и укол прошел почти незаметно. Так, два больших взрыва во Вселеннной, пару сотен тысяч новых галактик, и работа сделана.

Прощались с врачом-душкой уже тепло, почти по-домашнему. Медсестры только не смотрели больше игриво, остервенело раскладывая приспособления для амбулаторных больных (?) пациентов.

Я обещала зайти на неделе на второй сеанс, если не поможет.
Таки помогло! Дышу, радуюсь и стараюсь не вспоминать сие приключение.

Люди добрые, никогда не попадайте в наши отечественные больницы...