Пикник — Театр абсурда 2010

Старая рок-гвардия по-прежнему живее всех живых. Брызжет креативом, сочиняет в это пустопорожнее время содержательные крепкие песни. Вот и «Пикник» сложил свой «Театр абсурда».

Эдмунд Шклярский всегда тяготел к мистицизму и театрализации. Даже странно, что в дискографии «Пикника», которому в следующем году исполняется 30 лет, не встречалось альбома со словом «театр» в названии. 11 треков рождают новых волшебных персонажей, куда как теплокровных и соотносящихся с сегодняшним днем, чем иные театральные роли. По части созидания сказочных персонажей Шклярский состоит в большой троице выдумщиков, куда еще входят Армен Григорян и Борис Гребенщиков.

«Пикник» - «Театр абсурда»
«Пикник» - «Театр абсурда»

Главный герой в «Театре абсурда» - ипохондрик, шатающийся по улицам с вопросом «Куда от себя деваться?» В главном хите альбома «Кукла с человеческим лицом» бесполый манекен плачет, не в силах разжечь искру в пластиковом сердце. Великая борьба с самим собой продолжается в персонаже «Карлик Нос», комплексующим из-за внешности, и облагораживающимся добрыми делами и благородством поступков. «Урим Туммим», соединяющий риффы в духе Led Zeppelin и русский распев, повествует о неизменности бытия из века в век, и советует оставаться самим собой в любых обстоятельствах. Притча о скорозрелой любви «Русы косы, Ноги босы» посвящена красоте нежного чувства и ценности спонтанных эмоций. Еще один персонаж «Дикая певица» поет тихим голосом так, что дубовые двери слетают с петель.

«А все, что вокруг, - так похоже на жизнь», - поет Шклярский в бонусной «И смоется грим…». Вечные темы можно уметь подать как злободневные, а можно петь пустые банальности. «Пикник» на банальности не разменивается. Он записал едва ли не самый цельный альбом в своей истории.

При этом такого количества экспериментов в звучании тоже еще поискать. «И смоется грим…» - что-то среднее между трип-хопом и индастриэлом в духе Laibach. «Фетиш» отсылает едва ли не к Элтону Джону. «Урим Туммим» соединяет несоединимое, при этом насыщен тембрами классического рок-органа Hammond и акустической гитары. Сумрачно-романтичные мелодии «Русы косы, Ноги босы» самодостаточны и необычайно драматичны. Тяжелым молотом падает семплированный «Бом!» в «Уйду-останусь», там же вдруг всплывает соло гитары в манере Андрея Макаревича, перемежаясь фортепианными страстными аккордами. Акварельный инструментальный (!) трек «Начало игры», словно написанный по мотивам Чайковского, и вовсе поражает – и это всё «Пикник»?

Конечно, без ложки дегтя не обходится. Порою Шклярскому элементарно изменяет вкус:

Да, я не граф Кентский,
А так, деревенский…
Не в опере венской,
А в клубе смоленском
Друг друга нашли…
(«Не в Опере венской»)

Но в феерии экспериментов, ранее «Пикнику» не свойственных, простительны такие аберрации. В целом Шклярский сотоварищи записал невероятной силы альбом, особенно в сравнении с предыдущим не слишком ярким альбомом «Железные мантры» (2008). Именно такого мощного релиза не ждалось от старой гвардии. Но «Пикник» оправдал себя с лихвой.