Первая брачная ночь Эдварда и Беллы

На этих словах Эдвард потянул меня на глубину...

Я чувствовала, как вода расступается перед каждым моим шагом, обволакивая тело скользящими, едва заметными волнами; пальцы ног впивались в мягкое песочное дно, на минуту замирая в его пучине.
Я шла медленно, боясь споткнуться – только этого мне сейчас не хватало – этой ночью я не должна совершать ошибок, чтобы Эдвард не смог отречься от своего обещания.
Он был спокоен, хотя я знала, что внутри Эдвард переживает не меньше моего. Его тело скользнуло дальше, в сумеречном свете оно отливало перламутровой голубизной. В тот момент я уже не могла ни о чем думать – меня опьяняло его красивые рельефные изгибы. Эдвард грациозно устремился вперед, притягивая меня за собой – я чувствовал себя на буксире моторной лодки – его движения были ловкими и в тоже время плавными.
Внезапно случилось то, чего боялась – споткнувшись о булыжник на дне, я одним быстрым рывком погрузилась целиком под колышущиеся на ветру волны. «Буль-буль-буль!» - Все, что удалось мне расслышать, глаза же стало выедать морской водой и мне пришлось их закрыть несмотря на дикое и в тоже время примитивное желание – взглянуть на Эдварда под водой.
Спустя минуту сильные и холодные руки обхватили меня за талию и потащили вверх, сопротивляясь движению воду. Вот показалась его грудь, затем шея и наконец лицо – я вынырнула словно поплавок и сразу оценила дразнящую улыбку Эдварда. Он явно сдавливал хихиканье.
Белла, - с улыбкой на лице прошептал он, - только не говори, что ты и плавать не умеешь.
В ответ я что-то буркнула себе под нос, заливаясь румянцем.
В таком случае, наше плаванье подошло к концу.... Пора выполнять свои обещания, - на этих словах Эдвард ловко усадил меня к себе на талию и словно ветер за несколько секунд перенес нас обоих в спальню.
Я замерла в его объятьях – в комнате было душно и только его холодное каменное тело спасало от жары. Несколько минут мы просто стояли обнявшись, затем Эдвард с осторожностью в голосе заговорил.
Белла, если я сделаю что-то не так, ты должна обязательно мне об этом сказать, - начал он. Я чувствовала, что он до сих пор сомневается, правильно ли мы поступаем. - Я знаю, больше чем ты думаешь о женской физиологии, но это не мешает мне причинить тебе боль.
Его глаза стали грустны и мне стало не по себе – ведь именно я являюсь зачинщиком этого безобразия. Но будь я хоть немного не уверенной в том, что Эдвард всем своим существом страстно любит меня, жертвуя собой, я бы отступила. Я бы сделал шаг назад – но сегодня я жаждала продолжения.
- Хорошо, - едва слышно ответила я.
Хорошо, - тихо проговорил он, - мне так спокойней.
Его рука скользнула по моим волоса и тыльной стороной ладони Эдвард погладил мое лицо.
Белла, - прошептал он, - теперь закрой глаза, я хочу чтобы ты чувствовала мои прикосновения.
Мое тело охватила мелкая дрожь, пульс участился и кровь бешенно понеслась по венам. Эдвард не мог этого не заметить, но он уверенно продолжал свои движения. Его тело напряглось – мышцы на груди заиграли, а где-то чуть ниже живота я ощутила еще более отвердевшую плоть.
Его тонкие красивые пальцы скользнули вдоль щеки и задержались на моих губах, слегка приоткрывая рот. В ответ я что-то нечленораздельно шепнула.
Тшш...Белла. -доверься мне. Я кивнула, ощущая нарастающую волну жара в животе.
Эдвард, едва коснувшись, поцеловал меня в губы, затем стал играть с ними более уверенно с всепоглощающей страстью. Я старалась достойно отвечать на его ласки и запустила свои руки в его волосы, сильно, насколько это было возможно, притянув к себе. Но от мои манипуляций Эдвард даже не сдвинулся с места ни на миллиметр, но сразу осознав мои тщетные попытки, сам прижал меня к своему телу.
Наши поцелуи были беспорядочными, нескромными, пылающими. Его легкие м нежные прикосновения я уже ощущала на своей шее, плечах, груди, ребрах, талии – Эдвард искусно изучал мое тело.
Еще секунду и обхватив меня одной рукой – мой вампир осторожно уложил меня на кровать. Кажется, в тот момент я забыла как дышать.

Холодное , мраморно-белое тело накрыло меня сверху – я уже не отдавала отчет своим мыслям и, казалось, мозг полностью отключился. Эдвард продолжал жадно целовать меня, в то время как его правая рука ласкала мою грудь, а левая едва заметно погладила внутреннюю сторону бедра. Этого было достаточно, чтобы мое тело неистово затряслось – я невольно стала изгибаться под его широки плечами, слегка постанывая.
Тебе холодно, ты вся дрожишь, - прошептало мое божество, немного отстранясь. Беспокойство было явно наигранным – я взглянула в его глаза и сквозь мрак разглядела в них дерзкий огонек.
Мне не холодно, - твердо проговорила я, желая прогнать свое смущение, - продолжай.
Сама напросилась, - прорычал Эдвард и буквально вцепился в меня губами, почти кусая.
Эту ночь я прокручивала в голове миллионы раз, погружаясь в совсем непристойные фантазии – но то, как делал это Эдвард было в сто раз лучше и как ни странно красивее.
Казалось, прелюдия никогда не закончится – но как только я об этом подумала, Эдвард решил положить ей конец – плавно, но с достаточной силой он стал медленно погружаться в мое тело – я вцепилась когтями в его спину и боялась даже сделать выдох, чтобы ненароком не спугнуть его. Но тщетно, едва он проникнул в меня, я ощутила резкий болевой толчок и из моих уст сдавленно вырвалось «ах».
Как я и ожидала, Эдвард резко отпрянул и пронзительным взглядом просверлил мне переносицу.
Белла? - серьезным тоном отозвался его бархатный голос.
Все хорошо, Эдвард, продолжай, - я не могла долго смотреть в его глаза – в них отражалось отчаянье и боль, намного сильнее того, что сейчас испытала я.
Просто не забудь сказать мне «стоп». - сквозь неровное дыхание проговорил Эдвард.
Да, - шепнула я и поцеловала его твердые, холодные губы.
Дальше его движения стали более интенсивными и быстрыми – я слышала как ножки кровати стираются в пыль, а предметы на стоящем неподалеку столике, стуча брякались на пол. Вся комната, а то и дом ходили ходуном. Мне было наплевать – в тот момент, когда он был здесь, рядом, во мне – когда я полностью отдалась ему – я была счастлива - действительно, по-настоящему. Мне хотелось, чтобы мой вампир не останавливался никогда, чтоб сильнее прижимал меня к себе. И чем крепче впивались его пальцы в мою кожу, чем интенсивнее были его движения, тем большее удовольствие приносила мне физическая близость с этим зверем. Похоже, что время в те минуты остановилось – были только я, Эдвард и разлетающаяся в куски кровать.
Эдвард с каждым разом ускорял скорость – он напоминал машину с вечным двигателем и нежным, но твердым моторчиком. Я гладила его плечи, спину и каменные филейные части тела. Он был божественен!
В какой-то момент, я почувствовала, что ему стало очень трудно бороться с собой. Скорей всего причина была в моем кровоточащем теле. Эдвард натужно кусал свои губы, а на лице замаячила плохо скрываемая боль. Его лицо устремилось и двинулось куда-то вперед, теперь я лишь могла видеть его четко-очерченный мужской подбородок. Через секунду я послышала сдавленное рычание и тысячи маленьких пушинок, словно снег залетали по комнате. Может, это были искры от соития в нашу первую брачную ночь? Все равно...
Мы наслаждались друг другом до самого утра, в ту ночь я поняла, что такое физическое удовольствие- но оно не сравнится с тем наслаждением, которое доставила мне мысль о том, что теперь Эдвард полностью и безостановочно принадлежит мне. Как и я ему.
Когда мой зверь наконец остановился и прерывисто дыша, заглянул в мне в глаза – я уже не чувствовала свое тело. Твердая холодная рука заскользила по моему лбу, а губы кротко поцеловали мой рот – эти прикосновения повели меня в самый приятный, легкий и непринужденный сон.