парадоксы человеческой жизни

Парадокс номер раз - о жалости

Вне зависимости от собственного желания и осознания той или иной проблемы рано или поздно к нам, други мои, приходит чувство безграничной жалости к себе, любимым. И такие мы все хорошие, и такие замечательные, просто сахарно-конфетные мальчики и девочки. Нацепить белоснежные крылья с нимбом и можно вешать на елку. Только вот из-под савана-то хвостик торчит, да и прическу то и дело поправляем. Как бы рога кто не увидел случайно. И вот жалеем мы себя, жалеем. И так приголубим, и эдак. А все нам мало. И начинается длительное брожение в феномене собственных соплей, которые мы усердно наматываем на кулак в попытке доказать себе насколько мы все-таки несчастны. Продолжается вся эта длительная экзекуция до тех пор, пока кто-нибудь не подойдет и не врежет хорошенько так морально по затылку, дескать "Хватит уже". И что самое удивительное, этому человеку может на нас совершенно начхать и по затылку-то он давал совсем не из альтруистического порыва души, а даже наоборот. Но главное ведь не мотивация, а результат, правда? Собственно к чему это я все? Ах, да... не далее как вчера мне хорошенько припечатали по затылку.
Парадокс номер два - о ерунде
Чем больше люди нас любят, тем больше развращают. И дело вовсе не во вседозволенности и всепращении. Вовсе нет. Дело в том, что они поощряют нашу неосознанную власть над ними. Мы можем порвать человеческое сердце на кусочки, а он будет радостно улыбаться, протягивая окровавленные остатки. В свое время, один замечательный человек назвал это не иначе как "собачья любовь". Глаза горят преданностью, руки при виде любимого объекта начинают мелко подрагивать, а сердце скачет уже где-то в районе Рязани. И ты в своем душевном порыве сделаешь все, о чем тебя попросят. Но каким бы сильным это чувство не казалось, рано или поздно, если у "любящего" все-таки сохранились остатки мозгов, он поймет, что настоящая любовь никогда не унизит, никогда не будет пользоваться или ставить в безвыходные ситуации. Многие сейчас скажут, что мол это виноват как раз тот, кто играл, что во всем надо знать меру. Но проблема в том, как говорил старичек Данте, что в преступлении виноват не только сам преступник, но и жертва. Нам охотно дают разрешение, мы, не будь дураки, так же охотно пользуемся.