Опять на эмоциях Х)

Тихий звук капель. Кажется у нас и в самом деле протекает крыша… Папа должен был поправить, он столько раз обещал это маме… Но они уже никогда ничего не сделают в этом доме. Они уехали, уехали навсегда, оставив меня в этом чужом месте…
Ведь кто найдет меня здесь, в этой давным-давно заброшенной деревне, в которую не то что люди – звери боятся входить, ибо вороний пир продолжается уже очень, очень долго… С того времени, как последняя подруга моего брата – чума – неслышно вошла в дома и завладела людьми?...
…Да что же сделать с этой чертовой крышей, ведь за четыре года она так и не перестала протекать. Дождь… капли такие холодные, такие чудесные… они мои друзья. И враги. И семья. Без них я никто. Потому что никого другого просто не осталось…
….А когда-то все было по-другому. Светило солнце, в голове не было этого ужасного чувства опустошенности, и вороны не каркали так оглушительно, скромно побираясь где-то на караю деревни.. и я была счастливым ребенком, по выходным бегала на танцы… счастливое детство…
…Стук в дверь. Боже, наверное, это смерть. Она наконец пришла за мной…. Я так долго этого ждала….
…А когда ко мне приходил друзья, мир наполнялся красками еще более яркими, мы играли, шутили и смеялись, устраивали безобидные пакости и были вполне довольны жизнью. А мои многочисленные старшие браться и сестры, уже отучившиеся и приехавшие на каникулы к нам, рассказывали чудесные истории о больших городах, и о штуке, которая называется «университет», и даже, кажется, о любви…
…Стук повторяется… Ну что же ты, не мнись, входи, ведь я давным-давно тебя жду. С того момента, как здесь не осталось никого. Когда я неизвестно каким образом осталась в живых в то время как мои друзья и близкие умирали в муках. В то время как все уцелевшие сиротливой группой покидали страшное место и даже, кажется, звали меня с собой. Зачем я им... Они думают, что я сумасшедшая…
….Много лет назад меня все любили. Я была умным красивым ребенком, любившим помогать людям. Могла поработать в огороде или изобразить на какой-нибудь праздник Золушку или Снегурочку… Рассказывала детям, бывшим в то время еще младше меня сказки, которые, в свою очередь, слышала от старших. И мы все были счастливы. И не было такого понятия, как «вражда» «чуждость», «смерть»…. Все были одной большой и дружной семьей. У нас даже были врачи, которые в тяжелый момент боролись до последнего.. они пытались спасти наши жизни… но, к сожалению, чуме они оказались нужнее, чем нам, и она забрала их с собой в свой вечный путь…
…Это уже не тихий стук, кто-то громко долбит в дверь, крича что-то невразумительное. Нет, это не смерть. Она так и не нашла меня, чтобы избавить от мучений. Лучше бы вместо моего годовалого ребенка она забрала меня, ведь я уже не могу здесь, четыре года, в сплошной темноте, практически без пищи…
…Если не считать крыс…
«Ломаем, ребята! Там точно кто-то есть!» - воскликнул человек, «я слышал крики и всхлипы.. надо его спасти!», бум – и нет двери, и нет стены, и передо мной - люди… Но они страшные.. я знаю, они хотят забрать меня туда, где всем ставят капельницы и возвращают к жизни… нет, нет.. я так долго ждала… но не этого….
Темнота, спасительная темнота, и ничего не беспокоит, и где-то вдалеке машут мне руками папа и мама, я рада видеть вас, любимые…. Родные… но почему так больно… куда вы, не бросайте меня снова!!! Темнота… но ведь меня уже нет…
Доктор, разведя руками, обратился к людям – соседям бедной девушки из реанимации.
- Мы сделали все, что могли. Через какое-то врем она должна придти в сознание. Но, надо сказать, ее психика вряд ли уже будет прочной, если вообще восстановится. Они пережила ужасное потрясение, но, мы постараемся сделать все, что в наших силах.
….За что мне ЖИЗНЬ… хочу к родителям, к сыну и сестрам!!! Уберите капельницу… уколы.. не хочу…вырву шприц… воткну в вену.. больше.. еще больше.. наконец темнота.. целиком в ней…
… - Мы ничего не смогли сделать. Больше она не пришла в сознание…