Обретенное счастье

В колонках играет - Trans
Настроение сейчас - перепой:)

День, как всегда начинался с телефонного звонка. Ну, и, конечно же с головной боли. Встаю, встаю, надо же было положить телефон так далеко от кровати. Хотя вряд ли я его и туда клал, скорее, бросил в стенку, а он уже сам отлетел потом под стол. Ну, и кто мне может звонить в 8 часов???!!! Ой, сейчас кто-то выслушает бред полуспящего студента, после весёлой ночи. Или грустной… Не помню уже, но что-то сегодня ночью было, такой вывод сделал, когда посмотрел на кулаки! Странно, но факт: на кулаках засохшая кровь. Кого это я вчера? Или об грушу дубасил? Ничего не понимаю, ничего не помню. А может телефон перестанет, наконец, звонить? Кто это такой назойливый? Ладно, сейчас я тебя! Я схватил телефон и хотел, было запустить его в стену, но на дисплее высветилось: Рафаэль. Это один из моих лучших студенческих друзей. И что бы он мне звонил в такую рань? Странно! Или сегодня отменили пары и объявили новый праздник: день гранёного стакана. Часть вторая?
- Привет, Ром, ты сейчас дома?
- Да! А что такое, у нас отменили пары? Чего ты звонишь?
- Нет, Ром, я сейчас не могу ничего объяснять, быстро одевайся, садись в машину, а ещё лучше на такси и едь ко мне. Ты сильно попал!
- Что ты меня пугаешь? Ты что с утра уже принял? Куда я попал? Ты не забыл кто я? Я – Роман Прохоров, Прохоров!!!
- Ром, боюсь, что отец тебе помочь не сможет. Брат, послушай меня и не торгуйся! Каждая минута может стоить тебе очень дорого!!!
- Кого мне хоть бояться, бандитов?
- Нет, скорее наоборот, я поражаюсь, почему менты тебя ещё не повязали! Дуй!
- Что, всё так плохо? – с той же иронией в голосе продолжал Рома.
- Даже хуже…
Что за бред? Роман Прохоров был студентом пятого курса универа. Он учился на экономиста международника, если конечно то, что он делал можно было назвать учёбой. Приедет себе мальчик на солидном авто, остановится со свистом возле парадного входа, успеет улыбнуться всем девчонкам, а они улыбнуться его машине. Постоит с Рафаэлем, поговорит о погоде, о политике и первая пара закончена, потом зайдёт и посмотрит какие он пары ещё пропустит и поедет куда-нибудь в клуб или бар, как правило, с Рафаэлем или Женей. Кстати, Женя – это девушка Ромы, она учится с ним в университете и как он сам говорит, Женя – это единственное, из-за чего только стоит жить и что до сих пор держит его в университете и, пожалуй, в этой стране. Потому что отец, в принципе смог бы оплатить ему учёбу даже в Оксфорде. Он очень влиятельный человек в городе и занимает не самое последнее место в стране. У него огромный бизнес в разных сферах: от производства носков и продажи Вьетнамских валенок до нефтеперерабатывающего завода. У него дар к коммерческой деятельности. Хотя, по правде сказать, Рома сам хорошо ориентировался в бизнесе, но он единственный ребёнок в семье и поэтому во избежание каких-либо проблем отец считает, что лучше дать денег сыну и купить новую машину, чем вводить его в мир большого бизнеса. По той же самой причине он оберегает и холит своего единственного сыночка, который сам чуть ли не папа, хотя это уже совсем другая история… Так вот, как я уже говорил Рома – парень не глупый, но обленился до того, что стал последним по успеваемости на своём курсе. Все проблемы, которые обрушивались на него с лёгкостью заграждала жилетка отца, в которую всегда можно было поплакаться и все проблемы после этого исчезали сами собой. Отец выполнял все просьбы сына. Машину купить? Вот тебе сынок, каталог, выбирай! Не вопрос! Сейчас привезут, квартиру надо, принимайте. В общем, любые пожелания. Вот Ромка и сел на голову своему папаше. У отца ведь дороже его никого не было, Ромина мама умерла, когда он был ещё совсем маленьким, но с того же времени его отец стал президентом компании и делал всё возможное, что бы его сын рос нормальным ребёнком и создавал атмосферу семьи. Был, как говорится, ему и за папу и за маму. Надо сказать, это у него получалось как нельзя лучше. Рома ничего не решал сам, кроме двух вещей: с кем встречаться и с кем бы подраться? Две эти вещи у него получались хорошо и без помощи отца. Итак, вернёмся к тому самому злосчастному утру, которое перевернуло жизнь Романа Прохорова с ног на голову…
Интересно, Рафаэль напился или укурился? А кровь на кулаке? Да нет, скорее всего, это я либо об стенку, либо грушу бил. Ничего серьёзного. Как сказал бы Станиславский: Не верю! А что хоть сегодня за день? Хм… А почему в красный кружочек обведён? Год, как мы встречаемся с Женей!!! А я забыл, вот уже склеротик! Надо позвонить поздравить. А в голове колокола звонят во всю! Так, поздравляю, счастья, радости желаю, что за бред несу? Может позже позвонить. Отлично! Абонент вне зоны доступа. Стоп, а когда я ей не мог дозвониться? Последний раз год назад! Что-то тут не так! Ладно, сейчас поеду в университет, там с ней и поговорю. Надо собираться, бриться, одеваться, и… Одевая туфли в дверь позвонили три раза. Так всегда делала Женя! Я открыл дверь.
- Доброе утро, разреши зайти.
- А я могу тебя остановить?
- Ты ещё и шутить пытаешься? Ром я знаю, что всё уже вчера тебе сказала, но во-первых: не надо было трогать Ваню. Понимаешь, просто так получилось…
- По-по-подожди, солнце, просто всё, что я помню, так это начиная с восьми утра сегодняшнего дня. Хоть ты мне объясни, что было вчера?
- Ты что, действительно, ничего не помнишь? Ни нашего разговора, ни драки с Ваней?
- А это вообще кто такой?
- Это мой парень, Ром… Я выхожу за него замуж…
- ?????? Я посмотрел на календарь: 14 сентября! – Солнце, до первого апреля ещё далековато. Ты не рано начала репетировать?
- Я серьёзно, хоть я тебе вчера всё это и рассказывала, но всё-таки повторю. С Ваней я встречаюсь уже около месяца.
- С кем? Что? Ты что, шутишь?
- Не перебивай меня! Понимаешь, это происходило так спонтанно. Я плыла, когда была с ним. Нам было хорошо. Извини, что скрывала от тебя. И вот два дня назад он предложил мне выйти за него замуж… А я согласилась… Извини,- Женя стала плакать,- я, наверное, никогда тебя и не любила, это была скорее привязанность, а не чувство. Понимаешь…
- Конечно понимаю, конечно,- Рома встал и начал нервно ходить из одного конца комнаты в другой,- а когда свадьба то?
- Через месяц.
- Совет вам да любовь!!! Ты не передумаешь не при каких обстоятельствах?
- Не знаю… Нет…
- Ладно, ладно! А что, я ему хоть по морде настучал?
- В этом и проблема, собственно из-за этого я и пришла сюда. Ты его хорошо покалечил. Он сейчас в больнице, у него рёбра переломаны. Хорошо ещё, что Рафаэль тебя от него оттащил, а то не известно ещё чем бы дело закончилось. Да, ты был изрядно выпивший… Но это уже не так важно. У Вани отец – начальник СБУ области, план-операция перехват Прохорова уже объявлена по городу. Я звонила его отцу и слёзно просила… В знак о наших прежних чувствах.
- Каких чувствах? Ты же сама только что говорила, что ничего не было.
- Ты, как всегда, думаешь не о том! Я выпросила для тебя два часа и они уже на исходе. Тебе следует поторопиться! Я прошу тебя, пока не поздно, уезжай из города, уезжай!!!
- Мне не куда ехать и без тебя уже не за чем!
- Я умоляю тебя…. Уезжай!... Знаешь, всё-таки я любила тебя! – Женя подбежала ко мне, поцеловала в губы и обеими руками оттолкнувшись, выбежала из квартиры.
Я сел на пол в позу лотоса и закрыл глаза. Вся эта информация свалилась мне, как снег на голову. Как будто в солнечный и безоблачный день вдруг грянул гром. Любила, не любила, выходит замуж, а меня посадят за то, да за то, за что я не помню, что бы делал. Ну и утро! А может я ещё сплю? На улице зазвучала сирена. Меня передёрнуло. Вдруг я понял всю серьёзность ситуации. Я подбежал к окну, но это была сирена, проезжавшей мимо скорой помощи. У меня от сердца отлегло. Надо быстрее ехать. Я напялил на ноги туфли и сам выскочил из квартиры при себе у меня были только ключи от квартиры, от машины, сотовый и кошелёк. Я, как кошка крадучись, выбрался из подъезда и дошёл до стоянки. Согласен, дурак! Надо было брать такси, но мысли были забиты совсем другими вещами! Моя ласточка, моя хорошая машинка! Отец подарил мне эту БМВ на двадцатилетие. Я обожаю эту машину. Прыгнул в салон, завёл мотор. Под капотом 400 лошадей, как говориться, было бы, где разогнаться. Я выехал со стоянки, поеду к Рафаэлю, а там посмотрим. Не успел я проехать и трёхсот метров, повернув на проспект, как стал свидетелем интересной картины в зеркальце заднего вида: по бокам от меня на расстоянии нескольких метров ехали два черных пассата. Вот и приехали, это что, спецслужбы подключились? Меня с такими темпами выследят в любом конце света. Нельзя, что бы я привёл их к Рафаэлю. Ладно, солнышко моё, покажи мне на что ты способна. Я верю в тебя! Давай, Ромка, покажи салагам, чему тебя научил Леон (2-х кратный чемпион города по стрит-рейсингу, лучший в своём деле). Со свистом в пол, пятая, в пол, шестая, свист ветра и запах палёной резины был явно ощутим в машине. Я посмотрел в зеркало заднего, пассаты, как не рвали, были уже далеко. Я свернул в переулок, чуть-чуть сбавив. И понёсся кружить по закоулкам знакомого района. Таких пятаков накрутил… Подъехав к подъезду Рафаэля что-то мне показалось здесь не так. Не знаю почему, но мне показалось, что было слишком тихо. Я поднялся к нему на второй этаж. Рафаэль живёт сам, без родителей, а постоянной девушки у него нет. Я позвонил в дверь. Никто не открывает. Я стал белым, как смерть. Я стал стучать в дверь и бить ногой. Руфи, что эти твари с тобой сделали?
- Что со мной сделали и кто есть эти твари? – раздался знакомый голос из-за спины.
- Руфи, какого чёрта? В смысли, я так рад тебя видеть! Где ты был?
- За сигаретами выходил, какой-то ты на вид не здоровый. Ты зачем сюда на своей машине приехал? Ладно, ладно, я хорошо тебя понимаю. Сейчас мы всё порешаем, не беспокойся. К тебе Женька заезжала?
- Было дело…
- Ой, горе ты моё, луковое! Заходи.
- Рафаэль, помоги мне понять, что я сделал в этой жизни не так? За что мне такое? А? Что мне теперь делать без Жени?
Руфи позвонил своему соседу. Слышь, родной, сейчас берёшь ключи от машины. Бумер, М5, прямо под подъездом. Садишься и не нарушая едешь к монтажникам. Там ставишь её в гараж, говоришь, что от меня и что её надо временно спрятать. Потом возвращаешься сюда и получаешь 50 зелени, всё понял? – Уже уезжаю.
- Итак, одну проблему мы уже решили. Что мы имеем? Во-первых: тебя ищут если не все, то к вечеру уже будут искать все менты города! Это основная проблема!
- Не согласен! Моя основная проблема на данном этапе является поиск этого самого Вани. Скажи, где больница, мне надо его поехать и добить.
- По-моему ты больной! Говорил Руфи, доставая из бара бутылочку коньяка. Ты пойми истину истовую! Тебе надо уезжать отсюда, а не добиваться матча-реванша с Ванечкой! Я звонил своему знакомому, он из соседней области. А что? Деревня, свежий воздух, всё в ажуре. Поживёшь там пару лет, а потом сюда обратно. Тут уже к тому времени всё устаканится… За спасение!!! – рюмка опустела моментально.
- Никуда я не поеду! Тем более, что Женя остаётся здесь… и выходит замуж за это чмо!
- Старик, это жизнь! Несправедлива, возможно, но какая есть! Что ты будешь делать, если не в деревню?
- Буду думать. Слушай, брат, не обижайся, но мне надо побыть самому, хорошо?
- Конечно, сиди, если что, я на улице.
- А, хотел спросить, что этот Ваня из себя представляет, за исключением отца?
- У него своё охранное агенство. И он его добился без помощи своего отца. Только не в обиду, брат. В конце концов кто тебе, как не я скажет правду? Именно поэтому Женька и выбрала его. Ты лучше его, без вопросов. Но ты живёшь за счёт отца. А он кажется более осмысленным, более продуманным, более надёжным. Всего добивающегося самому. Это очень ценное качество. Подумай, подумай, брат.
Хотелось придушить его. Но он был прав! Надо что-то координально поменять. Надо как-то ей доказать, что я на что-то способен. Что я могу быть не только парнем с обложки журнала, а ещё и героем. Что? Что? Может пойти на войну? Но я не уложусь в месяц ни в коем случае. Отец мой всему виной, хотя нет, наверное, я должен сказать спасибо ему. Многие пытаются познать много жизней на протяжении своей единственной. Как правило, стать из бедного богатым, а из богатого ещё богаче. Отец мне облегчил жизнь. Стать из богатого бедным намного легче, чем сделать себе состояние. Но я докажу Жене и не только одной ей, что я способен на большее. Что я могу стать бедным, а потом добиться всего без помощи своего отца. Я взял в руки газету. Премьер-министр экономит на газе. Бензин дорожает. Нашли чем удивить! Такое впечатление, что одну и туже информацию переписывают из газеты в газету. Набор военнослужащих для войны в Чечне. Так, оплата… Звания… Я уже был год, как лейтенант запаса. Прямо сегодня пойду туда, за всё договорюсь и поеду. И если мне суждено умереть в двадцать один год, то мне не зачем сопротивляться. Я подорвался, мысли в голову дурацкие полезли: а вдруг меня действительно убъют? Ведь каждый второй, который туда едет там же в сухой земле и закопан… Пусть будет так. Я решительно вышел из квартиры и спустился вниз. На встречу мне шёл парень, который отгонял мою машину. – Слышь, старик, ключи мне не нужны. Я дарю тебе её. Я не шучу и я не пьян, бери, пока дают. Рафаэль выбежал за мной.
- Э-э-э, ты куда собрался?
- Я собрался наводить порядок в мире войны.
- Не буду тебя переубеждать, всё равно упёртый, как козёл. Брат, что бы не случилось, я всегда, хоть и в мыслях, но буду с тобой. И как бы ты сюда не вернулся: или в медалях, или в мешочке, сделаю всё, что требуется.
- Да, ещё одно: позвони отцу и скажи ему… скажи ему спасибо. Да, просто спасибо!
- Удачи тебе! – мы обнялись по-братски. Я был почти уверен, что больше никогда его не увижу. – Прощай! Останься таким, каким ты есть сейчас навсегда. Тогда тебя будут всегда любить и уважать. Ты хороший парень, Рафаэль.
- И тебе удачи! Ты что хочешь в Чечне служить? По контракту, да? Что ж, когда приедешь на место, обязательно напиши мне как ты там! И не ударь лицом в грязь!
- Обещаю, всё, прощаться не будем, если не здесь, то – я указал пальцем на небо – там точно встретимся…
Я сел в такси и поехал на встречу судьбе. Там все были не просто в шоке, а бились в истерике! Представьте себе кадр: заходит паренёк такой, солидно упакованный, бросает косарь зелени на стол и говорит, пошлите меня в Чечню служить. Надеюсь этого хватит?
- Парень, тебе в Чечню не надо! Тебе в психушку прямая дорога! Ты ещё щенок, куда тебе служить?... Есть какая-нибудь военная подготовка? Я балдею, куда тебе жизнь портить? Ты уверен в том, что ты делаешь?
- Уверен!
- Ладно, товарищ, младший лейтенант Прохоров, завтра с 25 подразделением вы отправляетесь туда, откуда я вам даю гарантию, что вы не вернётесь! А в остальном всё отлично. Зарплата 5000 у.е. – месяц, плюс сто долларов за каждого духа.
- Меня устраивает. – Ту ночь я ночевал на вокзале, а на утро сел на поезд, который стал уноситься на юго-восток, всё дальше и дальше от дома. От близких людей и Жени. Я не хочу вспоминать о том, что творилось у меня в голове, когда я ехал в поезде. Приходилось стиснуть кулаки и прикусить губу, молча сидеть и надеяться, что меня скорее убьют по прибытию. Мы прибыли на сортировку в Грозный, там нас встретили как нельзя лучше. Старший лейтенант выстроил нас (а нас было 60 человек, из них домой вернулось семеро…) и ободрил своей речью:
- Бойцы, вы приехали воевать по своему собственному желанию. Надеюсь, что вы знали, на что шли. Обратной дороги нет, по крайней мере, в ближайшие три месяца (минимальный срок найма, резонно, потому что редко кто протягивал больше трёх месяцев.) Вы приехали сюда защищать интересы своей страны и вы уже можете считать себя героями. Уже потому, что вы приехали сюда говорит о ваших возможностях и осознанности. Итак, мне нужно пять человек из вас для спец заданий. Командовать этим отрядом буду я лично и сделаю из вас людей. Хотя предупреждаю сразу. Мне нужны смертники. Кто готов, два шага вперёд. – Я не задумываясь вышел из строя, за мной вышло ещё два пацана, с которыми я познакомился в поезде. Они потеряли родителей, они были убиты. За ними вышли ещё двое.
- Молодцы, вы сделали хоть и летальный, но правильный выбор! Вы, пятеро, за мной, все остальные, вольно! Ждать здесь старшину, он даст вам дальнейшие распоряжения. Нас стали допрашивать, кто, откуда, военная подготовка, есть ли близкие. Мы начали тренировки на следующий день. Дисциплина, вот то главное слово, которое мы должны были повторять по сотни раз в день. На тренировках нас никто не щадил. Мы занимались с половины пятого утра и до восьми вечера. Я вам скажу откровенно, что за эти десять дней я накачался больше, чем в тренажерном зале за последние пол года. По окончании изнурительных тренировок, мы падали на землю и засыпали, мы даже не успевали разговаривать между собой, поэтому познакомились мы уже гораздо позднее. Наше первое задание было захват военного склада, который находился в горах. Первое крещение огнём было не для всех успешным началом. Например, из нас шестерых, пять бойцов и наш командир, Лорд. Его так все называли. Вернулись на базу четыре с половиной человека. Одного убили, а у меня было пробито плечо на вылет. Лорд вынес меня на плечах с поля боя. Мы успешно выполнили операцию. Переложили восемнадцать (моя гордость – из них шестеро моих) духов и уничтожили всё оружие на складе. За то задание я получил медаль за отвагу. Мы научились воевать, мы стали смотреть на жизнь по-новому. Нам стали чужды все бытовые глупости. Утром поесть хоть что-то, в обед попить, а вечером хорошо выпить и закусить – вот всё, что было нужно нам. В первый раз, когда мы шли на бой, признаю, мне было страшно. Страшно, как в детстве, когда дверь в мою комнату закрывалась и гас свет. А теперь не испытываешь больше страха, смело идёшь на пули, судьба пока хранит меня. Я уже нахожусь здесь второй месяц, Рафаэль, сегодня нам с Лордом прислали новобранцев и мы начали их обучать, потому что все, кто были с нами два месяца назад уже покоятся в сырой земле. Напиши, пожалуйста, как ты, расскажи, как Женя, как прошла свадьба? Надеюсь, всё было на высшем уровне! Как отец? Как там его бизнес? Я очень волнуюсь в последнее время за него, только теперь я стал понимать, какую головную боль я ему приносил… Мне совестно и я хочу исправить свои ошибки. Прошу тебя, ответь мне, как можно скорее!!! Твой брат, Рома…
- Слышь, салаги, бегаем быстрее!!! А то сейчас дам очередь по ногам, вы у меня ламбаду научитесь танцевать! Противник вас не будет догонять, противник в вас будет стрелять. Так вот, после всех этих тренировок, он прицел не успеет на вас направить, как вы уже будете за линией горизонта! Вот так вот, уже лучше! Лорд, что у нас на ближайшее время? Может устроим им крещение в Каньоне?
- Можно, бойцы, есть силы убивать? Вам нужна злость! Вы должны возненавидеть людей! Ты, ты, ударь меня! Ещё! Ещё! Да моя бабушка бьёт сильнее! О! Вот это был уже удар! Видишь, злость, человеческая злость предаёт нечеловеческие силы! Сегодня мы идём на бой! Настреляйте духов, и скоро будете щеголять все в медалях, как лейтенант Прохоров!
В ту ночь я потерял человека, который стал для меня очень дорог за последние несколько месяцев, его убрал снайпер, как щенка. Снял человека, который посвятил этой войне всю жизнь. Рафаэль, я поклялся в тот день отомстить. Чего бы мне это не стоило! Я принял командование отрядом на себя. Теперь я старший лейтенант, меня уважают, потому, что на моём счету 72 духа, 12 офицеров – для четырёх месяцев службы это не так уж и мало. Почему ты не ответил на моё предыдущее письмо. Я очень тебя прошу: ответь!!!
Я четыре месяца служу здесь, воюю, а ни одного письма. Неужели, я никому не нужен? Даже Рафаэлю? Как же мне плохо! Ничего, Ромка, держись, всё, что не происходит – всё к лучшему! Я услышал звуки выстрелов. В ночь с 4 на 5 августа на нашу базу напали боевики. Мы сопротивлялись до последней капли крови. Я получил ещё одно ранение: у меня была пробита нога. Из всего отряда, который находился на базе выжило два человека: один рядовой, потому что бежал не то что за горизонт, а я даже не знаю… С такой скоростью к утру бы был где-нибудь в Париже. И я, потому что был взят в плен. В Чеченском плену я провёл около трёх месяцев – только потом мне удалось бежать. Я на ближайшем русском посту рассказал где у них база и как там и что. Чеченская база была уничтожена через два с половиной часа авиацией. Меня наградили ордером и внеочередным званием: капитан. Мне стали доверять задания чрезвычайной сложности и секретности. Что ж я оправдал надежды, я думаю, что отец мною бы гордился! Прошел год моей войны! Я еду домой! Мне тяжело покидать эту войну. Я к ней привык и теперь я готов к смерти каждый день. Провожать меня вышла целая рота солдат! Со мной ещё ехал один боец, мы разговорились с ним в поезде. Он отслужил пол года. Ему очень нужны были деньги! Я, кстати, тоже ехал налегке. На мне была форма и мешок за плечами. В мешочке штук семьдесят зелени. Деньги, за пролитую мною кровь. Когда мы подъезжали к городу сердце защемило. Сколько нового всего? А этого здания здесь не было. С вокзала я сел на… метро!!! И поехал домой, к отцу. От себя я никогда не ожидал, что смогу уступить место бабушке в автобусе, и разговориться с каким-то мужиком, который стоял возле меня. Если бы год назад меня зацепил парень ногой, и попросил бы прощения, я бы так его прорубил, что он бы всю жизнь потом у всех прощения просил, теперь же я сказал ничего страшного, и не такое бывало.
Как я рад был видеть своего отца! Он впервые за всю мою сознательную жизнь обнял меня и сказал: это мой сын! Мой! Я видел, что он гордился мной. Мы долго трепались с ним о разных глупостях. Я спросил у него, не знает ли он, где сейчас Рафаэль?
- Знаешь, Ром, после твоего отъезда прошло несколько месяцев, ему пришло письмо, что у него родился сын, там у него на родине, когда он ездил к родителям. Он бросил всё и сорвался. Я интересовался не так давно как он, передавал ему денег. Он денег не взял, про тебя спрашивал, я передал ему твои письма, но это было буквально неделю назад, поэтому ты на него не обижайся, что он тебе не отвечал. Он сказал, что когда ты вернешься, что бы мы приехали к нему в гости, очень просил. Это у них такой обычай.
- Понятно, обязательно съездим. Вот ты себе отпуск возьмёшь и поедем. Кстати, как там твой бизнес?
- Ой, сынок. Ты же знаешь – это единственное, что у меня хорошо получилось, после опыта с тобой, конечно. Там всё хорошо. Вот хочу открыть сеть бистро. По расчетам эти самые бистро прибыли будут приносить больше, чем рестораны. Скажем так: будем брать не качеством, а количеством… Отец посмотрел на меня сквозь свои седеющие брови: ты совсем не про бизнес сейчас хотел спросить, так ведь?
- Не понимаю, о чём ты говоришь!
- О твоей бывшей девушке Жене.
- Только не говори, что ты ещё и о Жене всё знаешь!
- Не интересовался, но с твоим скорым отъездом решил узнать, как и с кем, ты жил за последние двадцать лет. Выяснил много интересных подробностей…
- Ладно, па, зубы не заговаривай. Ты с ней говорил?
- Говорил.
- Ну, и как она? Как там её муж? Как там его, Ванечка? Где живут? Детей ещё нет? – Отец подошёл к бару и с горла выглушил бутылку Ай-Са-Рэса. – Есть. Дочь. Её зовут Диана, она сказала, что ты хотел, что бы у тебя была дочь Диана. Ну да ладно. В дверь позвонили. Она сейчас сама тебе всё скажет. – Я ничего не могу понять, пап? – Здравствуйте, а мы вот уже и дома. Диана, поздоровайся с дедушкой… Всё это время я сидел на кухне и Женя меня не видела.
- Как прогулялись?
- Как всегда, замечательно, от Ромы никаких новостей нет?
- Да есть тут одна, на кухне там, на стуле лежит!
- Письмо! Женя вбежала на кухню. Как же давно я её не видел! До чего же она прекрасна! Мы бросились друг другу на шею.
- Тише, тише, солнце, у меня нога… Была прострелена. Не дави. – Отец внёс на кухню Диану, мою дочку, как выяснилось! Но как? Но почему мне ничего не сказали? С чего вы это взяли? Сколько девочке?
- Ей шесть месяцев, Ром, это твоя дочь, анализ подтвердил.
- Из-за этого вы с Ваней расстались?
- Нет, с Ваней мы не расставались, потому что и не женились. Я вовремя поняла, что беременна. А ты… А ты уже был в Чечне! Как я рада, что ты приехал! Я каждый день молилась, что бы тебя не убили! Зачем ты это сделал?
- Что бы доказать, что я не Прохоров-сын, а Роман Прохоров. Что я не только держусь на плаву за счёт отца, а и сам что-то могу. Да ещё и ты со своей свадьбой. Да ещё и розыск меня по всему городу. Всё на голову и одним мигом.
- Хватит слов, я так давно тебя не видела!!!

Эпилог.
Три с половиной года позднее…
Красивый деревянный дом, в бассейне плавают две женщины, возле воды, в беседке сидят, крупнейший промышленник страны Роман Прохоров, депутат Верховной Рады, его отец, и молодой, но перспективный модельер, Рафаэль.
- Ром, вот ты скажи: ты счастлив?
- Да, у меня есть жена, дочь, работа, лучший друг, отец, дом…
- Мне понравилась последовательность: заметил депутат Верховной Рады. Хорошо хоть, что я для тебя дороже этого дома! Так, ладно, Женя и Изабелла (жена Рафаэля) выходят из воды, делайте умные выражения лиц, говорите о политике…
- Что вы, всё работаете?
- А что ещё делать… Жень, а если я стану президентом…
- Если ты станешь президентом, то я стану женой президента. Я согласна! Ладно, работайте, а я пойду к себе. Я люблю тебя.
- Так вот, Ром, а если бы тебя в Чечне грохнули ты только подумай, разве это бы всё было?
- Нет, не было. Поэтому меня и не убили на войне. Потому только, что я думал, что мне уже нечего терять. Если бы было, я бы взвешивал все свои действия, а когда тебе всё равно, будешь ты жить, или умрёшь, то, как правило, такие и остаются жить. Надо всегда идти от противного. Говорят, что понимаешь счастье только тогда, когда его теряешь, так вот я счастье понял только тогда, когда его обрёл…

(Этой мой хороший друг написал, а предыдущий-я)

 (400x346, 57Kb)