Об ожидаемом, или фрегат , идущий на свет маяка.

В колонках играет - Gogol Bordello – Sun Is On My Side
...Мне только услышать бы пение бриза,
Что весело мчится по синей волне,
И парус увидеть за дымкою сизой,
И знать, что мой милый вернулся ко мне.

Дуй, ветер, с севера, с севера, с севера,
Тяжкие волны, вздымайтесь в ночи!
Дуй, ветер, с севера, с севера, с севера,
Паруса милого к берегу мчи (с)

Вечер в кругу близких, которые обычно далеки.
Тётя Клеопатра, мартини, племяш, целующий руки (я сейчас умру от умиления), сборы под мультик про сообразительного барашка и голоса, которые слышны за 2000 километров.
Мои драгоценные контрабандисты. Тоже под дождём.
Мерзнут, смеются.

День ото дня я всё сильнее чувствую себя той самой барышней, что приходит каждый вечер к маяку и вглядывается в стихию, охваченную штормом.
Всё вокруг меня напоено ожиданием.
Всё, к чему я прикасаюсь, имеет оттенок "Я жду тебя".
Жду. Мой капитан.
Жду, когда бесконечные километры перестанут существовать, когда расстояние Казань - Москва исчезнет, и ты прижмёшь меня к себе.
Жду момента, когда мир, накренившись, полетит ко всем чертям, а останется только твой голос, твой запах, хмельной привкус твоих губ.

Ты зовёшь меня своей путеводной звёздочкой, ты тянешь руки ко мне через опостылевшее расстояние.
Ты ждёшь.
Ты говоришь, что заберёшь меня.
Так забирай. Забирай из этого невозможного города, из толпы, в которой не чувствуется ничего, кроме беспросветного одиночества, из бесконечной суеты, ненужных улыбок и взглядов, нелюбимых людей и бессмысленных разговоров.
Забирай.
Я согласна собраться и уехать.
Но это позже.

А пока - штиль, шторм, снова штиль, и фрегат, рассекая волны, идёт по курсу путеводной звезды - на свет маяка, который никогда не спит.