Ночка

 Сегодняшней ночью мне нормально поспать не удалось. Спали вчетвером, папа с нами, потому как его диван занят. Среди ночи Соня начала немного просыпаться и капризничать. Первый раз обошлось малыми потерями. Я дала ей воды, помазала рот и на том дело закончилось, она заснула. И мы, вздохнув с облегчением, вернулись в блаженное забытье. Однако, это было только начало, я бы даже сказала - робкое вступление, эпиграф к очередной главе романа. Следующий раз закончился весьма непросто. И очень не скоро. Когда доча начала плакать второй раз не было четырех, а когда заснула - 15 минут седьмого. 

Что мы только не делали за эти два с лишним часа. Поили водой, снова мазали рот, успокаивали в два голоса, папа носил ее на руках из одной комнаты в другую. Она успокаивалась на какое-то время, но почему-то снова начинала плакать. Потом мы поняли, что капризы связаны с тем, чт вместо мамы рядом папа спит. Пытались на время положить ее между нами. Помогло, но папе видимо неудобно стало и он вернул ее на место. Вместе с этим вернулись и слезы. 

В конце концов мы поменялись с папой местами: он лег возле Артема, я возле Сони. Наконец девушка наша успокоилась. Однако глаза мне закрывать было рано. Артем, который давным давно от всего этого проснулся, спать уже не хотел. А хотел бесед, разговоров и игр. Папа пытался его урезонить, но ни в какую. Темыч вовсю подавал голос, и это, возможно сыграло свою роль. Соня, которая, как мне казалось начала прикладываться к подушке с явным желанием продолжить спать, вдруг передумала. То ли громкие восторги Артема, то ли внимание папы к брату, так на нее подействовало, но снова стали слышаться капризные всхлипы. Не помню точно, как нам удалось все это преодолеть, я стала читать Соне сказку про медведей, потом все наши стихи. Но Соня требовала "диди"(почитать) еще и еще. Уж и по второму кругу я читаю эти стихи, глаза слипаются, а как прекратить нескончаемый литературный поток, я не знаю. Боюсь, что снова начнутся слезы, а у Сони они всегда очень громкие, и они снова разбудят только-только с большим трудом уснувшего Артема. 

И все же он настал, этот чудесный миг. Соня стала засыпать. Мама, не веря своему счастью, заткнулась и тревожно вслушивалась в тишину, опасаясь снова услышать какой-нибудь Сонин выкрутас. Но дальше была такая желанная тишина, и можно было спокойно провалиться в давно поджидавшие меня мягкие лапы сна...