ЛЮБИТЕЛЯМ САЛА ПОСВЯЩЯЕТСЯ

Что такое сало для украинца? Это символ богатства и власти, мужественности и гостеприимности, это белая жирная полоса счастья с мясными прожилками. Маєш сало – маєш жінку! Ведь еще какие-то две сотни лет назад если у мужика было сало, значит, и свинья в огороде водилась, а раз огород есть, выходит, хозяйский это человек. Можно взять на заметку… Вот так разворачивает Мыхайло в поезде прошлогоднюю газету «Спорт», а внутри уже готовое пахучее оружие дальнего поражения, приправленное чесноком и черным перцем. Все, взгляд и обоняние прикованы к победителю плацкартного купе, пусть даже водка у него и палёная…

Что вы готовы сделать ради сала? Готовы ли вы расшибиться с высоты птичьего полета ради аппетитного кусочка? А рисковать жизнью? И даже готовы совершить кражу? А вот я знаю и видела того, кто все это сделал, так сказать, «в одном флаконе». Дело было так…

Клуб кинопутешественников, состоящий из, собственно, меня и моего папы, тронулся покорять Демерджи в одно прекрасное ноябрьское утро. Солнце, наверное, перепутало свои координаты, потому что светило и грело сентябрьским теплом, раздев меня до футболки с наростом двадцати килограммов рюкзака на спине. Когда мы, наконец, взобрались на долгожданную высь плато старушки Демерджи, часы уже тикали второй день хода. Тут-то на радостях мы решили пообедать на ковре из длинной соломенной травы, укрываясь от ветра камнями-великанами.

Поход с рюкзаками – это табу для кулинарного гурмана. Наш роскошный пир состоял из бычков в томате, законсервированных в вечности, черного хлеба, и воспетого абзацами выше сала. А как же компот? И он тоже был: вечером нарвали зрелого шиповника и заварили букет витамина С (помню, в детстве я мечтала надавить целую банку джема из шиповника, чтобы есть его ложками. Столовыми).

Отобедав, для нас день сразу заискрился яркими красками, я подобрела, птицы как будто стали петь громче…в общем, жизнь наладилась. Решили особо ничего не убирать, оставили рюкзаки, чтобы налегке пойти к обзорной части. Даже не буду пытаться описывать красоту видов и безлиственных пейзажей! Но что-то вдруг меня потянуло к месту нашей стоянки, и мы заторопились обратно. Наверное, это был зов украинских предков, потому как то, что мы увидели на месте, было похоже на блокбастер, главными героями которого стали ворона и сало в пластмассовом контейнере.

Мой сердобольный отец еще раньше заприметил жирных ворон, отслеживающих траекторию кусочков сала, исчезающих в наших ртах. Он решил оставить один, чтобы побаловать птиц. И что же мы увидели? Эта черная «лиса» что есть мочи дубасила клювом прочно закрытую пластмассовую крышку контейнера с салом. Мне на секунду показалось, что я увидела ухмылку вороньего блаженства, так как она таки расколошматила судочек и принялась выковыривать белое яство. Мой национальный патриотизм взыграл во мне с громкостью гимна «Ще не вмерла Україна, ні сало, ні воля», и мы кинулись в бой с нахалкой. Она, было, взлетела, последний раз накинулась на контейнер в надежде раздобыть финальный «кусь», но это оказалось ей не по силам…

Мы защитили свою честь, отвоевав остатки обеда. Теперь я знаю ответ на вопрос «В чем сила, брат?». Сало – сила, спорт – могила. Может, и по горам не нужно ходить? Все нужное под рукой…