Куплю жену. Недорого…

 (300x199, 14Kb)
Сколько бы вы могли предложить за любимую девушку? Нет-нет, ничего непристойного, имеется в виду лишь право жениться на ней. Сто долларов? Тысячу?

Или вообще отказались бы от этой затеи?

Эх, хорошо нам, европейцам! Захотел жениться – сделал предложение, пошел в загс и расписался. Все чинно, благородно и почти никаких затрат. У мусульман в этом вопросе все гораздо сложнее и дороже…

Помните «Кавказскую пленницу»?
За «комсомолку, спортсменку и просто красавицу» Нину, товарищ Саахов давал ее дяде целых двадцать пять баранов, холодильник «Розенлев» (финский, хороший!), почетную грамоту и бесплатную путевку. В Сибирь. И это еще ничего! Иногда несчастному жениху за право сочетаться браком с полюбившейся ему особой, приходится платить гораздо больше.

Вообще-то обычай калыма существовал практически у всех народов, живших родоплеменным строем. Мужчины платили родителям невесты за то, что уводили из семьи целую пару «рабочих рук» и часть имущества в виде приданого. Даже у наших с вами предков, древних славян, существовало некое подобие калыма – вено, но с течением времени оно исчезло.

Зато у мусульман выкуп невесты процветает и поныне. Что и неудивительно, если даже в Коране жениху предписывается вносить за будущую жену какое-то количество материальных ценностей. Раньше это были в основном «натурпродукты» – ковры, одежда, бараны, верблюды и прочая живность, теперь больше в ходу «кредитно-денежные» отношения.

Например, в Саудовской Аравии обычай требует выплатить родителям невесты, ни много ни мало – 54 тысячи долларов! Естественно, такую сумму могут позволить себе далеко не все (о том, чтобы иметь четыре жены, которые позволены законами Шариата, речь даже не идет. Их способны «потянуть» только сидящие на нефтяных скважинах шейхи да Усама бен Ладен).

Не мудрено, что многие юноши, особенно деревенские и небогатые, впадают в отчаяние и идут на всяческие крайности. Например, в 1978-м году в турецком городке Бюньян потенциальные женихи, возмущенные непомерными аппетитами будущих тестей, устроили своеобразную забастовку – они дали обет никогда не жениться.

Те, кто был не способен на такие жертвы, поступали проще – они похищали своих любимых, тем самым избавив себя от необходимости выполнять требования их алчных родственничков. Только за два месяца в Бюньяне было похищено 19 девушек…
Впрочем, даже если у парня не было ничего, кроме огромного желания вступить в брак, он все же мог надеяться на благосклонность родни невесты. Вместо калыма он мог внести… себя. То есть ему было необходимо «всего лишь» поработать на семью девушки. Недолго, годика два-три.

Нетрудно догадаться, что на такого работника обычно сваливали всю самую тяжелую и грязную работу. Тех, кто выдерживал это добровольное рабство, в конце ждал «суперприз» – вожделенная невеста.

Иногда, с согласия родственников девушки, калым можно было выплачивать и частями. Многие, особенно деревенские, женихи так и поступали. Правда, было одно «но». Сразу после свадьбы новоиспеченный муж обязан был вернуть свою молодую супругу ее родителям до тех пор, пока не внесет в «семейную кассу» оставшуюся часть выкупа. Бывало, что уже замужняя девушка задерживалась в доме родителей на несколько лет, в течение которых, естественно, ей было запрещено общаться с законным супругом.

В Советском Союзе с практикой калыма, всегда процветавшей в среднеазиатских республиках, активно боролись официальные власти. Но далеко не всегда преуспевали. Например, в Туркмении в конце 1980-х годов «цена» невесты была соизмерима со стоимостью самого престижного по тем временам автомобиля «Волги». Причем практически всегда девушка была хоть чуть-чуть, но дороже. И, что интересно, это мало кого останавливало, ведь на Востоке всем известно, что в Туркмении самые красивые женщины.

Именно этим фактом и решили воспользоваться нынешние власти страны. Президент Туркменистана Сапармурат Ниязов весной этого года подписал постановление «О государственном калыме», согласно которому любой иностранец, желающий взять в жены туркменку, обязан будет внести в государственную казну 50 тысяч долларов. Плюс еще тысячу на свадьбу: десять баранов по $30 за голову, спальный гарнитур за $300, десять золотых колец для невесты за $100 и примерно $300 на все остальное.

Власти полагают, что такая плата не отпугнет заезжих женихов, ведь туркменские женщины славятся не только своей красотой, но и гордостью, а также тем, что единственные из восточных женщин никогда не закрывали лица, к тому же они прекрасные наездницы.

Постановление «О государственном калыме», как считают ашхабадские юристы, имеет только один изъян: в тексте не прописано, вернутся ли деньги мужу в случае развода. Туркменские правоведы считают, что будет лучше, если эти 50 тысяч направить на воспитание ребенка, оставшегося без отца.