Купала!

Купала!

 

 

Для начала хочу поздравить всех своих единоверцев с прошедшим веселым праздником Купалой!

  Дим, ты определенно зря не откликнулся на мое приглашение (кстати, ты мне обещал написать комментарий к посту "Немного о дожде, любви и алкоголе", и не написал, редиска)..это была не Купала, а песня.

  Длилась Купала с 21 по 24-ое, но основная часть людей приехала 22-го. На вокзале я с ними не встретилась, ехала одна, но сумела поймать их уже на станции назначения. Шли шумной веселой ватагой. Люди, которые приезжают на такие праздники – совершенно особый рассказ. Нигде, пожалуй, я не испытываю такого ощущения ДОМА. Иногда нас называют солнцепоклонниками...может быть,  это и верно: эти люди кажутся детьми солнца. Люди разные, но есть в них всех что-то общее. Может, дело в специфике обрядов? В коло не встанешь с немилым человеком, а стояние в одном круге сближает точно родичей. Я познакомилась с таким количеством замечательных людей...аж самой страшно :). Я чувствую, что буду ждать Таусень не просто как большой праздник, а как  Большой Праздник.

   Все-таки Купала – дивный праздник... Там не должно быть место ссоре. И сколько людей там находят друг друга! По-моему, к концу праздника одними остались только я да мой бывший парень...

   Там замечательное место. Настоящее место Силы – рядом там множество курганов. Жаль только, какие-то разбойники испоганили могилы, разрыли, мусора набросали. Но само место доброе, на людей зла не держит. Мне оно показалось очень снисходительным. И лес там добрый (а уж сколько там ягод, и земляники, и черники!),  и река. По дороге еще дерево росло – я к нему прислонилась, когда плакала – и словно дед родной обнял, так тепло стало...

  Хотя в первый день Иггельд предупреждал, чтобы поздно не ложились, естественно, все равно добрая часть лагеря легла далеко за полночь, да за недалеко до рассвета. Была там такой парень – Петр. Он пел под гитару замечательные песни – я так ему благодарна за них. В том числе и за те, что но пел только мне – это замечтательный подарок. Кроме того он еще играл на дудочке – получалась красивая такая, тонкая мелодия. И мы с Рогнедой танцевали... Точнее, она уже переоделась в обычную одежу и танцевать сначала не пошла, поэтому встала я одна. На мне еще была обрядовая белая льняная рубаха и сначала осторожно, под медленную музыку, а затем все неистовее под убыстряющуюся мелодию я стала танцевать. Я танцевала босиком, ступая по земле, я танцевала не для людей, а для черного неба над головой, ради земли под ногами, танцевала в такт с пламенем костра... Когда музыка закончилась, Петр встал и подошел ко мне, смеясь, и обнял, продолжая смеяться. "Почему ты смеешься? Так смешно?" – "Разве тебе так важно мнение других? Что ты делаешь, когда тебе хорошо?" – "Смеюсь" – "Вот и я также". Спасибо тебе за это, Петр... Потом Рогнеда все-таки переоделась и мы танцевали с ней уже вместе. И танцевали долго-долго, и Петр все это время играл для нас...

  А потом я сидела над обрывом с волхвом Мизгирем и мы долго говорили с ним. Я уж не буду пересказывать наш разговор, слишком личное, но я могу сказать, что я пополнила ряды фанатов Мизгиря..:) А если серьезно – удивительный человек, впрочем, как и большинство тех язычников, с которыми я там познакомилась.

  Еще один человек, с которым я там познакомилась – это Клёна. Это не человек, а просто сказка. Она настоящая дочь Лады, она мягкая, но уверенная, добрая, но умеющая постоять за себя, женственная и мудрая. Видно, что ни один год из 30 прожитых ею не прошел даром, что каждый день из них обернулся по крайней мере граммом мудрости, и в то же времени в ней столько чего-то женского, что порой, когда она смеется, мы бы с ней на сестер-погодков похожи бываем.

  Была там Рогнеда – любимица Лели, и Петр, который в первый же день сообщил мне, что "счастья нет". Рогнеда курсант, рыжая, немного загадочная (наверно, как и все девушки, возлюбленные Лелей), но очень дружелюбная. А еще у неё был очень красивый венок – с земляникой. Его она отдала Петру.  Ох, если бы я могла отдать свой венок тому, кто так полюбился моему сердцу....да он бы не взял.

  Следующий день был полон забот: делали куклу Купалу. Хороша у нас девка получилась. Руководила нами жрица Вельмира – от такая женщина, всем бы такими вырасти (недаром Петр её называл "своей любимой ведьмой"). Красотка вышла. Примерно 120-50-120. Одна девушка и вовсе творчески подошла к её созданию, так наша Купала даже соскам обзавелась. Еще одна женщина свою юбку пожертвовала Купале...в общем, не девка, а ягодка. Один из мужиков даже пошутил, что взял бы её и в кусты уволок.  Парни тоже постарались. Делали свою куклу – так достоинство у ней было аж с руку мою от локтя до кончиков пальцев. Когда мужики пришли отнимать нашу куклу – вот мы повеселились! Некоторые мужики раньше времени пришли, да бойкие женщины им наказали за это – с ирландца Шаграта сорвали килт, так что ему пришлось в речку бросаться, а с Руса стащили штаны. В общем, визжали, хохотали, над мужчинами подшучивали всласть. Зато уж когда они нашу куклу все-таки выкрали да в речку бросили, и мы за им мстить побежали, их куклу рвать, тут уж нам отомстили. Брали за шкирку как котят и отшвыривали. Да мы не сдавались. Отняли все ж, разорвали на кусочки, а самые упертые главное достоинство себе как трофей  и забрали.

 Потом общая братчина была. А когда стемнело, на основную часть пошли. Подробно, опять же, рассказывать не буду...скажу лишь, что мало что сравнится с красотой купальской ночи, и с огромным костром, и с купальскими воротами, украшенными березой да папоротником, что ведут к реке, и катящегося горящего колеса, что не забывается тепло купальского огня и очищающей воды...

  Всю ночь мы сидели у Купальского костра, пели песни...а Клёна красиво поет, разные песни, грустные да задорные. И Аленка подпевала – она хоть и слушает себя плохо, но голос у неё чистый, сильный, красивый. А еще и мужское пение вплеталось – от красиво...

  Жаль мне лишь, что уходила я быстро, не попрощалась со всеми, как хотелось. А все потому, что глазами искала лишь одного человека. А уехала и поняла вдруг, что как мне жаль, что не попрощалась со многими. Надо был Рогнеду обнять, она мне так люба пришлась. Как она танцевала – я сразу родной её за это признала. И Петра обнять надо было – и за игру его, и за смех его, и за всю его доброту. И с Велемиром попрощаться, за рисунок спасибо сказать да вообще он очень хороший человек. А еще Огнеславу, добрую нашу хохлушку....очень хорошая девушка. И еще Мизгирь!...А ведь еще сколько людей, которые мне так понравлюсь, которые ко мне добры были. Одно только лечение моей ноги чего стоило! Я всего-то кожу распорола – так там треть лагеря слетелось мне ногу лечить. Всех их надо было найти, всем сказать спасибо.

  А я ведь смотрела на одного человека...и не могла его не то что обнять, слова ему сказать. Мыслимо ли – за все это время ни одного слова мы друг другу не сказали. За что ж он меня так ненавидит? Знаю я, и ему нелегко пришлось во время нашего разрыва...но и мне сколько боли он причинил. А ведь я ему солгала – сказала, простить не смогу. А ведь простила. Более того, мне одна моя подруга заметила, когда мы ней как-то гуляли, забрели на Царицынское Капище, и разговор с тему про Богов как-то незаметно перешел на моего любимого язычника: "А ведь если бы он пришел и сказал тебе "Ты мне очень нужна,  я не могу без тебя" ты бы все забыла и вернулась к нему". И что самое ужасное: она права. Этот человек – какое-то наваждение. Он причинил мне боль, я не знаю почему, я не знаю, чем я провинилась перед ним, что это – очень хороший на самом деле парень – так со мной обошелся, но я все-таки не могу без него...сколько времени прошло, я все-таки же не понимаю того, что произошло между нами в последний месяц, я все так же обижена...но все же я жалею. Жалею об одном: в тот момент, когда мы расставались, мне больше всего хотелось прижаться к нему, целовать эти глаза, запустить руки в его волосы, утонуть в его объятьях - и не сделала этого. Они никогда меня не понимал. Впрочем, честности ради, наверно, и я его не понимала... Но никого нет для мня ближе его. И я не могла не смотреть на него в эту Купалу – и пусть он меня простит. Может, он меня приворожил? Никто такого со мной не делал...были мужчины, что меня заводили, которых я хотела, с которыми мне было хорошо. Но такого – не было ни с кем. Я лишь ему хочу отдать свой купальский венок. Лишь с ним хочу прыгнуть через костер. От него я хочу родит сына...чтобы выйти ранним летним утром в поле и поднять сына к встающему солнцу и сказать: "Солнце, посмотри на внука своего! Он зачат был в любви, и рожден в ней же, и будет он любить этот мир и деда своего, тебя, Отец Солнце!" и скажу я сыну своему: "Ты зачат в любви, и рожден в ней же. Посмотри на этот мир, ты будешь любить его, как он любит тебя. Посмотри на небо – там встает жаркое солнце. Это дед твой. Посмотри на землю – это прародительница всех людей. Помни – в этом мире ты никогда не будешь один: с тобой всегда будет солнце и земля, тебя всегда согреет огонь и напоит вода. И за тобой всегда будет твой Род. Ибо ты рожден в любви. Я люблю твоего отца и он любит меня. И мы оба любим тебя. Посмотри же на солнце и всегда помни дыхание любви. Люби этот мир, как любят его твои родители!" Лишь ему я хотела и хочу родить сына. Все, чем я пыталась его заменить...бесполезно. Все знаю, все помню, всю боль. Много не понимаю в наших отношений, не понимаю многих моих обид – за что?... Но люблю... Поэтому особенно больно, что даже словом не перемолвились. Более того, он ни минуты не просидел там где была я. Доходило до смешного – садилась я, вставал он. Я думала, в очередной раз обматерю его.

  Да, я уже говорила, что там очень дружелюбный лес? Я сочинила для него песню. Ему понравилось, я почувствовала. А еще я песню реке пела – о том, о чем кручинюсь. Только река и слушала...

  Но  я все равно рада, что его видела. Чему дура радуюсь – не знаю, но все равно радуюсь. Может, по моему посту и покажется, что я жалуюсь – ни в коем случае! Я безумно рада. Любовь она же глупая. Его увидела – и мне хорошо на душе, радостно. Мне жаль только, что, похоже, я ему праздник чуть подпортила – насколько обоим было бы легче, если бы сделали вид, что все в порядке и он бы от меня не бегал. Но видно на то у него были причины. А видеть я его рада была...и рада, что у него все хорошо. Пусть и без меня.

   А вообще купала была развеселая, красивая и душевная! Все кто там не был – может завидовать. Вот так! :)))))))))))))))))))))))))))))))))))))