Коньяк И…

...Они сами закроют двери и нальют в гранёные стаканы коньяк. И это никак не призыв к пьянству, не жест слабости перед самим собой, а поворот на разложение реальности...А когда первым туннель гортани, а затем и то, что зовётся разумом обожжётся(но стерпит)огненным змеем,тогда в мгновение одно станет совсем одиноко...Выключился свет и со щелчком выключателя маленькие душки насекомых, едва заметные, но больше даже нас вместе взятых стремящиеся жить, обиженно растворились в ночи, потеряв систочник света и с ним надежду достучаться до того измерения, которое вмещает в себя плафон...Кто-то тут из двух вздохнул, причём обеим подумалось друг на друга. Одно единственное окно их чахленькой комнатушки язвительно-скрипуче трескалось от пульсаций бесновавшихся фонарей, шалевших там, снаружи. "Они так бессмысленны и никогда не станут мояками"-подумалось первой"..ибо их слишком уж много и все такие яркие несовершенно, искусственно даже... И как они всё совсем портят, из-за них ведь ночь кажется особенно вульгарной и лживой...но ей же искренне и преданно верил Ван-Гог..."
"Когда же ты начнёшься?"-так вторая к первой обратилась.
"Да бесполезно это- несколько раз на гвоздь прыгать. Нам ведь не дали второго шанса на впечатление первое...Это больно, но не так уже как однажды было..."
...А кругом отдавало сыростью и это похоже было на то, будто ты оплёванный снаружи прямо.
"Почему мне постоянно попадаются гвозди?..."-перевязаная рука потянулась к ледяному плечу..."Я уже давно совсем тебя не чувствую... Ты такая сырая вся...изнутри...и скоро рассыпешься"...
"Когда-то твои волосы были на морскую капусту тук похожи...И она самая дышала так явно,что даже верилось,что она живая.Зачем их нет?"
"Они мешали мне думать. Ты даже не представляешь, каково это- вскармливать собственным мозгом и терпеть...А теперь вот мне никак совскм что-то..."
...Они совсем не умели плакать. Казалось, что природа за что-то лишила их бедные существа соленой воды. Оттого лица их были искажены немного и испачканы, смыть которое могли лишь слёзы. Отражая в собственных зрачках фонари в их очередном и каждодневно-постоянном надоедавшем уже тихонечко шабаше они весьма успешно моноложничали с тишиной, прерывая порой её монолог отчаянными вздохами и движениями собственных ресниц...
...Вскоре коньяк совсем закончился...