ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СОЦИОЛОГА: СПОСОБЫ КОНСТРУИРОВАНИЯ НАУЧНОЙ ПРОБЛЕМАТИК

Решила вот запостить свои научные намерения, работаю над Гофманом, может быть скоро что-нибудь еще напишу, если успею до отъезда.
Проблемная ситуация

Во всевозможных книжках по методологии социологического исследования пишут о том, что само исследования строится вокруг научной проблемы и самое главное при разработке программы – это четко сформулировать научную проблему . Считается, что проблема является связующим компонентом любого социологического исследования, которое, в конечном счете, и направлено на ее решение. Исследовательский взгляд хотелось бы сосредоточить на социологическом анализе научной проблемы с позиций микросоциологии науки. Идея в качестве предмета рефлексии взять саму научную проблему возникла при знакомстве с конструктивистской программой изучения науки, предполагающей «понимание научной реальности как артефакта, как конструкта, формирующегося в ходе исследовательской работы» . Этнографы науки проблематизировали отношения между объектом и его репрезентацией, конституирующей объект таким образом, будто он всегда находился в зоне некоторой реальности. Обычно ученый выступал лишь в роли первооткрывателя объекта, открывшего то, что уже «существовало раньше и над ним просто подняли завесу». Исследователи науки перевернули отношение между утверждением и объектом, указав на то, что утверждения и суждения ученых определяют, казалось бы, объективно существующий объект.
Если брать деятельность ученых-социологов, то в основном их исследовательская деятельность на начальном этапе направлена на конструирование проблемы исследования, а не объекта. Социолог не является изобретателем объекта, в объекте он видит носителей некоторой реальности, рассматривая респондентов лишь как носителей информации. Но при этом в самом начале исследователь затрачивает усилия на постановку или формулировку проблемы своего исследования. На мой взгляд, можно также рассматривать научную проблему как элемент, конституирующийся со стороны исследователей, которые стремятся «найти» свое проблемное поле и презентировать проблему именно как научную проблему, релевантную соответствующему социальному контексту.
Уолгар писал, что настоящие живые исследователи на практике не озабочены проблематизацией отношений между объектом и его репрезентацией. Поэтому мне бы хотелось проблематизировать часть исследовательской практики ученого, когда возникает идея, идет постановка проблемы, посмотреть происходит ли ее трансформация в ходе самого исследования. То есть сосредоточиться на выявлении и описании процедур, практик и способов обоснования научной проблемы в социологическом исследовании, что поможет ответить на главный вопрос: «Каким образом происходит конструирование проблемы в исследовании?».
Учитывая подобную постановку проблемы, предполагается два исследовательских направления. С одной стороны, необходимо сосредоточиться на микросоциологическом качественном анализе межличностного общения между учеными-социологами, что поможет увидеть, как происходит конструирование идеи и проблемы исследования. Заявленная проблематика требует применения нескольких методов исследования. В данной ситуации это неформализованное интервью и включенное наблюдение. Здесь источником информации могут служить аудио записи общения между учеными, так и дневники включенного наблюдения, что могло бы показать, как возникает идея о проведении исследования, формулируется проблема и дизайн исследования. Причем информация может носить как естественный характер, так и искусственный. В первом случае, процесс разработки научной исследовательской проблемы могут зафиксировать записи обсуждений исследовательских проектов, разговоры студентов по поводу диссертаций, аспирантов их научными руководителями, записи редактирования статей на Школе молодого автора, в ходе которого много внимания уделяется и обсуждению самого исследования, специальные семинары по курсовым работам. Во втором случае, неформализованные интервью с учеными по поводу того, как возникает идея, проблема проведения исследования, показали бы, какие они сами представляют репрезентации научной проблемы.
С другой стороны исследовательский взгляд необходимо сосредоточить на том, как происходит репрезентация научной проблемы в самом тексте. На что она направлена? На презентацию проблемы как данность, как часть изучаемой реальности? Или же исследователь указывает на то, что он конструирует проблему? Какими средствами пользуются в обоих случаях? Присутствуют ли средства экстернализации, которые обеспечивают такое прочтение текста, при котором описываемые феномены воспринимаются как существующие до и помимо человеческого участия? Подобный анализ помог бы установить соотношение между исследователем, изучаемой им проблемой и реальностью, которое и фиксируется текстом. Тогда эмпирическим материалом послужат тексты, например, социологических статей, где главным образом, присутствуют результаты социологических исследований, которые, соответственно, начинаются с описания проблемной ситуации. Имеет смысл обратить внимание и на тексты аннотаций к статьям, где обычно указывается идея и проблема исследования. Тексты с описанной проблемной ситуацией позволят сделать выводы о способах итоговой репрезентации исследовательской проблемы учеными-социологами.
Кроме того, необходимо проанализировать и то, как нужно ставить проблему, что является научной проблемой не с точки зрения конкретных ученых, а с точки зрения, так скажем, методологического канона. Также обратив внимание, каким образом происходит презентация проблемы исследования. Подобную информацию можно найти в литературе по методологии социологического исследования, что поможет выявить способы определения социологии по отношению к научной проблеме (возможно, также имеет смысл обратиться пособиям по написанию курсовых работ, диссертаций, исследовательских проектов).

Некоторые теоретические подходы

Пьер Бурдье в своей работе «Наука о науке и рефлексивность» отмечал, что социология науки является очень развитой областью. Поэтому трудностью для исследователя науки является обзор всего массива литературы. Хотя, конечно, можно выделить основные направления в дисциплине . Автор не является специалистом в этой области, в дальнейшем предполагается глубокое погружение в дискурс социологии науки. В данной части текста предполагается лишь упомянуть важнейшие теоретические подходы в изучаемой тематике. Исследование относится главным образом к социологии науки, точнее даже к ее современному направлению, которое обычно обозначают как этнографическое изучение науки. В рамках данного направления невозможно обойтись без теоретических идей Карин Кнорр-Цетины, провозгласившей конструктивистскую концепцию науки. Согласно ее идеям социологам необходимо сосредоточиться на процедурах конструирования научного знания, что предполагает микросоциологический качественный анализ локальных групп и межличностного общения .
Непосредственный интерес представляют собой и конкретные исследования Бруно Латура и Стивена Уолгара жизни в лаборатории. Особенно автора интересует вопрос, касающийся основания адекватности отношений между объектами изучения и утверждениями в отношении этих объектов. Основной тезис ученых состоит в том, что исследователь создаёт, конструирует открытие, соответственно объект открытия не предшествует своему обнаружению. Анализ межличностного общения ученых был дополнен в анализе Уолгаром скрытых параметров научного текста, применив методы этнометодологии к изучению текста.
Важную роль в исследовании играют социологические подходы, касающиеся изучения текста как такового. Например, попытка систематического изучения суждений ученых, предпринятая М. Малкеем и М. Гилбертом, чье исследование начинается с критики традиционных подходов социологии к анализу социального действия в науке. Ученые мыслят мир в «терминах неопределенных рядов потенциально возможных языковых формул, которые могут быть реализованы многи¬ми сильно различающимися способами и к тому же постоянно переформулируются в ходе непрерывного интерпретационно¬го процесса <…>» . Соответственно они предлагают свой дискурсный анализ суждений ученых, построенный на документальном описании повторяющихся интерпретационных приемов, используемых учеными и воплощенных в их суждениях .
Если в работе Малкея и Гилберта звучит мнение о том, что в большинстве социологических исследований доминиру¬ет голос автора, то Дороти Смит указывает на то, что личный опыт социологов и тех, кого они изучают, подгоняется под категории, принятые социологическим сообществом. Социологи, по ее мнению, затрачивают усилия, чтобы придать тексту определенную объективность, замаскировав тем самым свой личный опыт и интересы. Смит квалифицирует соответствующие процедуры как «концептуальный империализм», который возможно обнаружить, произведя деконструкцию текста. Поэтому она стремится рассмотреть социологические тексты не с точки зрения их содержания, а как способ организации отношений между читателем и автором. Сами тексты создают такие интерпретации мира, в которых субъект не отнесен к конкретному месту и для которых, таким образом, все субъекты равны и равно отсутствуют .
Что касается исследования самой «научной проблемы», то необходимо упомянуть работу Александра Бикбова и Станислава Гавриленко «Российская социология: автономия под вопросом», один из разделов которой посвящен социальной проблеме и способам ее тематизации в методологических учебниках советского времени . Авторы делают вывод о том, что в этих текстах социальная проблема неизменно выступала узловым пунктом реальности – одновременно политически и научно действенным началом любой легитимной версии исследования . В социальной проблеме они видят одно из обоснований возможности существования социологии в советское время.
Глубокое знакомство с исследованиями текстообразования в науке поможет при выяснении способов презентации научной проблемы, присутствующей в большинстве социологических статей. Кроме того, необходимо обратить внимание на методологическую литературу, касающуюся этнографии, включенного наблюдения и возможностей использования техник дискурс анализа при исследовании научных текстов. Особенную трудность представляет собой применение дискурс анализа, позволяющего работать с текстами не обособленно, но включать их в широкий социальный контекст и трактовать их как коммуникативные практики. Несмотря на все многообразие публикаций, затрагивающих как теорию дискурса, так и концепции дискурс-анализа, весьма проблематично найти конкретные эмпирические исследования с подробным описанием техники проведения дискурс-анализа. Это, несомненно, затрудняет выбор модели дискурс-анализа, наиболее эффективной для того или иного исследования, особенно, если принимать во внимание существование разнообразных трактовок понятия «дискурс», и соответственно, различных подходов к его изучению.