Иногда так бывает

В колонках играет - чайф
Настроение сейчас - задумчивое

Это придуманная мной история))

Это случилось после заключительного гастрольного концерта в Твери. Феерия, которая присутствовала на нем, осталась в людских сердцах на долго. Да и быть по-другому не могло. Ведь это выступали Расмусы. Выпустив полтора года назад свой новый альбом, Расмусы отправились в свое длинное увлекательное турне. И закончили они его в России. Последний концерт был грустным событием для них. Они так любили эту атмосферу: фанатов, бесконечные переезды, интервью, съемки, выступления!...И теперь это закончилось. Но все – таки небольшая радость была – они возвращались домой.
После концерта уставшие и полные счастья Расмы сидели в гримерке. Все были радостны, кроме Лаури. За это время в его жизни случилось много перемен. И дело даже не в смене цвета волос. В его жизни появился маленький человечек - часть его. Кость от кости, плоть от плоти. Лаури был словно на крыльях. Казалось, он самый счастливый на земле. Но эту идиллию разрушала одна вещь – его гражданская жена Паула Весала. Может быть, она была и неплохой матерью, но Лаури каждый раз убеждался, что она не та, кто будет полностью заботиться об их малыше.
Решив, что он может побыть один Лаури потихоньку ушел ото всех. Незнакомый город, другой менталитет, непривычная обстановка, другие люди, манеры, обычаи, поступки, природа, погода, история, жизнь. Все это чаровало Лаури. Он любил разные места. В каждом новом городе он находил что-то, что нравилось ему. Все это успокаивало его.
Он шел по пустой улице. Был уже поздний час, и жители города сидели по домам. Шел легкий снег, мороз слегка щипал его за щеки. Лаури представил себе как он идет по улице за руку со своим сынишкой. Держит его за руку, рассказывает ему истории, сказки…Он решил позвонить Юлиусу. Возможно, это отвлечет его от неприятных мыслей.
На другом конце провода ответил детский голосок. При его звуке лицо Лаури растянулось в широкую довольную улыбку.
-Привет, Юлиус! Как дела?
-Папа!! Привет! Все хорошо!- закричал обрадованный ребенок в трубку.
-Что вы там с мамой делаете?
-А мамы нет, она ушла - ответил Юлиус, тихонько, вздохнув.
-Куда ушла? – Голос Лаури резко изменился. Такое поведение Паулы в его отсутствие пугало его.
-Она сказала, что будет у Ананки Фишбейн, и что звонить ей, если что случится – ответил Юлиус. Лаури поговорил с сыном и, чмокнув его в трубку, стал вспоминать кто такая Ананка Фишбейн. И вспомнил. Это была не очень известная певица, прославившаяся больше своим непристойным поведением, чем творчеством. «И зачем она с ней связалась? У нее же сын. Один дома. Маленький мальчик. Он ведь что угодно учудить может! Нет, так нельзя… Она оставила его одного. Она плохо справляется со своей обязанностью…»Эти горькие думы омрачили красивое лицо Лаури. Он понимал - пока еще не поздно нужно найти ей замену….
Идя по тихой улице, освещаемой легким светом фонарей, Лаури увидел вдалеке единственную фигуру девушки. Высокая, худенькая, в черном пальто. Лаури видел это из далека. Тут его мысли прервала компания явно нетрезвых подростков. Подойдя к Лу в плотную, они засмеялись ему в лицо. Ему в лицо ударил резкий запах алкоголя. Наверно впервые в жизни Лаури ненавидел этот запах. Пацаны начали что-то говорить ему, растягивая рты в ухмылке. Поняв, что перед ними иностранец, один из них засмеялся:
-Ребята, сегодня нам везет! Этот вообще по-нашему ничего не понимает! Ща мы его обработаем!
-Не думаю - раздался за их спинами голос. Все и Лаури развернулись на голос. В этой фигуре Лу узнал ту худенькую девушку, идущую по улице.
-Не думаю - еще раз повторила она еще раз, протискиваясь сквозь них к Лаури - в другой раз, мальчики - и она обезоруживающе улыбнулась. Схватив Лаури за рукав, она понеслась с ним подальше от этой компании. На бегу, она поворачивалась к нему лицом и быстро говорила по-фински – «чуть быстрее».
Пробежав почти половину улицы, она резко свернула за угол, дошла до дома и скрылась в нем. Лаури и его тайная незнакомка поднимались по лестнице – лифт опять не работал. Наконец дойдя до седьмого этажа, девушка открыла дверь в свою квартиру. Она включила свет и протянула ему вешалку. Сняв верхнюю одежду, они прошли на кухню. Теперь Лаури хорошо ее рассмотрел при свете люстры. Это была высокая, худенькая, со светлыми волосами и зелеными глазами девушка. У нее было приятное, доброе выражение лица. В нем чувствовалась харизма, страсть к новому, понимание. Лаури решил первым начать разговор:
-Спасибо тебе. Могу я узнать имя моей спасительницы? – спросил он с улыбкой.
-Можешь, я Аня – улыбнулась она в ответ.
-А..Аньйа..Очень приятно, я Лаури - попытался произнести ее имя Лу. В ответ на это Аня разразилась смехом. Он был похож на звучание маленького колокольчика. Не поняв в чем дело, Лаури решил разобраться в этом:
-Что случилось? Я сказал что-то не то?
-Лаури, если будешь звать меня по имени, то называй лучше Энн.
-Я постараюсь научиться выговаривать твое имя – улыбнулся Лу.
-А почему ты ушел от них? – спросила Аня. Она-то знала кто этот человек. Она специально не стала афишировать это. Солиста Расмусов она очень любила.
-Мне...мне нужно разобраться в себе. Я устал. И немного разочарован в..неважно – печально произнес он.
-Расскажи, тебе станет легче – мягко проговорила она. Следующие два часа они провели в беседах. Они разговаривали обо всем на свете - начиная от вкусов в еде до экономической обстановке в мире. Аня нравилась Лаури. Она была быстра, аккуратна, весела, остроумна, могла ответить практически на любой вопрос, но в тоже время не сильно лезла с расспросами. Она умела быть тактичной. Он чувствовал в ней родственную душу. Она понимала его, разделяла взгляды на те или иные вещи, смешила его, поддерживала. Она умела быть необычной. Еще ему нравилось в ней знание языков. Она говорила по-фински – Лаури был в восторге. У нее почти не было акцента. Если ей не хватало слов или уставала от финского она переходила на английский. Иногда примешивала русские слова. Но Лаури ничего не понимал в ее русских выражениях и покусывал губы в такие моменты. Ее любовь к музыке он понял сам, но для него стало открытием, что Анна была превосходной художницей. Лаури очень понравились рисунки, которые он увидел у нее на столе. Они пошли спать. Аня постелила ему на диване. Сама ушла в комнату. Через полчаса в квартире все стало тихо. Лаури прислушивался к звукам из ее комнаты. Он лежал, подложив руки под голову и натянув одеяло почти на уши. Из комнаты доносился тихий ее тихий говор. Она говорила по телефону с кем –то тихо на английском, переходя на громкий русский. Лаури не понимал, что случилось, но чувствовал, что это личное.
На следующее утро он проснулся от ее восклицания:
-Это почему мы еще спим, а? – она с улыбкой наклонилась к нему. Лаури открыл глаза и увидел ее лицо прямо над собой. В его голове пронеслась мысль »Боже, какая она красивая!» Будильник показывал шесть утра. Пробурчав что-то непонятное, Лаури отвернулся на другой бок. Но на него сверху упали его же вещи. Поняв, что с Анной не сладить, он зевнул, полежал еще пять минут, и нехотя стал одеваться. Придя на кухню, он попил воды, умылся. Он провел по голове рукой. Волосы, упавшие, но склеенные гелем, были как палки. По-быстрому вымыв и высушив голову, Лаури был готов. Надевая пальто, он спросил:
-Куда мы так рано? Я не вовремя сюда попал или вы все время так рано встаете?
-Скорее ты попал не совсем во время – Аня улыбнулась – я люблю поспать, но сегодня иной день.
-А куда мы едем?
-Ко мне на дачу - скромно ответила Аня.
Дача находилась в семи километрах от города, которые Аня решила преодолеть пешком. Было раннее утро. На улице появлялись редкие прохожие. И эти редкие люди были погружены в себя. Они шли на работы, по делам, совершенно не чувствуя жизни. Они шли как - будто по инерции. Никаких эмоций, пустые лица, сердца, разумы….Лаури и Анна шли, наслаждаясь всем своим существом, подставляя лицо солнцу, ветру, снегу и грядущему дню. За этот неполный день они оба поняли, что нашли друг друга. Но, не признаваясь в этом, они шли, готовые в любой момент…
Аня вошла в дом и обратилась к пустым комнатам:
-Саму, Штеф, не замерзли еще?
-А ты разве здесь живешь не одна? – спросил с настороженностью Лу.
-Бабушка уехала в гости к приятельнице, поэтому сейчас я здесь одна.
-А кто тогда Саму и Штеф?
-Зайди в комнату, и ты узнаешь – она стала снимать шапку. Ее светлые длинные волосы красивой волной спали из – под шапки. Лаури прошел в комнату и обомлел от радости.
-Дак ты еще и музыкант? – он подошел к пианино и начал наигрывать justify. – Я правильно понял, что Саму это твоя гитара, а Штеф пианино?
-Да, каждая вещь в моей комнате имеет свое имя – она прошла в комнату. Лаури сел за пианино и начал наигрывать до боли знакомую мелодию. Аня села рядом, начав играть. Они играли в четыре руки так слаженно, как – будто репетировали до этого. Они улыбались, глядя на свои пальцы, и смотря друг на друга. Закончив играть, Лаури встал, взял Саму и начал петь одну из самых трогающих за душу песен. Это было так не привычно для них обоих – никто никогда так не ухаживал за ней. Для него – он очень давно не играл только для одного человека. Оба были счастливы в этот момент. Закончив играть, Лаури взял гитару и улыбаясь попросил:
-Сыграй мне что – нибудь, пожалуйста, Энн. – Аня, молча, взяла гитару и задумчиво начала перебирать струны:
-Я сыграю тебе одну из моих любимых песен - После первого аккорда Лаури стал понимать, о чем песня. «Однажды ночью ты проснешься, и одиночества тоска метельной выпадет порошей, засеребрившись на висках. Рукой неверной сигарету ты в пальцах нервно разотрешь. Куря до самого рассвета, всю жизнь свою переберешь. Вернешься к точке изначальной и в одиночестве своем поймешь, что нет беды печальней, чем одиночество в вдвоем». Она в последний раз ударила по струнам и обняла гитару.
-Ты прекрасно поешь. Мелодия очень прочувствована. Я, кажется, понимал все твои слова
-Спасибо, но вряд ли – она хитро улыбнулась. – Пойдем пить кофе. Она отложила гитару, и они пошли на кухню.
Аня поставила турку на плиту. Она услышала какой – то шорох. Повернувшись к окну лицом, она увидела размахивающего руками Лаури с непонятным выражением лица. Аня вышла на улицу посмотреть, что он имел в виду. Спускаясь с последней ступеньки и не видя Лаури, она позвала:
-Лу, ты где? Что случилось?
-Ааааааар! – зарычал Лаури и бросил в нее снежок.
-Что?! – она возмущенно улыбалась – Ах ты! Ну, держись! – они начали снежную перестрелку с переменным успехом. Закинув снежок ему за шиворот, Аня развернулась к нему спиной, победоносно смотря вдаль. Лаури подошел сзади. Его дыхание стало неровным. Но не из – за усталости. Ему было немного страшно. Он аккуратно повалил ее в снег, упав сверху. Их лица так были близко. Кончики носов касались друг друга. Лаури нежно поцеловал ее, слегка прикусив нижнюю губу. Они так лежали, пока Аня не встала со словами:
-Там кажется, убежал кофе… - Лаури смотрел ей в след. Она шла и чувствовала этот гипнотический и любимый взгляд. Он многого о ней не знал. У нее была одна проблемка, решить которую он пыталась. Лаури, сидя на снегу, закурил впервые за долгое время. Тишина угнетающе действовала на него. Хотелось напиться. Она позвала его, и он пошел.
Поднимаясь на второй этаж, Лаури увидел слева от лестницы комнату Ани. Любопытство проснулось в нем. Засунув голову в дверь, он увидел просторную, аккуратную, светлую, чистую комнату. Комната девушки. Все здесь говорило об этом. Но пройдя немного в глубь, он увидел поразившее его…На письменном столе, напротив окна, под стеклом лежал плакат с ним и Расмусами. На стене рядом висели еще плакаты. Рядом стояла еще одна гитара черного цвета. Почему – то упав духом, Лаури сел на софу и стал играть. Аня зашла в комнату.
-Ну…теперь ты все знаешь..
-Ты решила, что это меня остановит? – голос Лаури изменился – Глупая девочка –Он близко к ней подошел и взял за руки – Это ничего не значит. Я нашел тебя, я люблю тебя.
Следующие четыре дня были раем на земле для них обоих. Днем они, как дети играли в снежки, гуляли в лесу, катались на коньках на озере, замерзшем в глубине леса, или играли друг для друга и вместе свои любимые мелодии. Вечером они сидели, обнявшись у камина. Огонь согревал их, замерзших после целого дня прогулок по лесу. Лаури готовил ужин. Он пришел в восторг, когда увидел кухню Ани. Он восклицал «Это не кухня! Это мечта повара!» и с воодушевлением кидался творить.
По вечерам они много разговаривали. Лаури рассказывал про свою жизнь, что он пережил, что прочувствовал. Где ему понравилось бывать, каких людей встречал. Он говорил о сыне, и его глаза светились любовью. Но он мрачнел, вспоминая о Пауле. Может быть, он ее и любил, но сейчас Лаури чувствовал, что нашел ту, которую искал всю свою жизнь. Аня слушала его и улыбалась. Она легко представляла все, что он рассказывал. Но омрачалась при упоминании о Пауле. Ей казалось, что эта зимняя сказка закончится. Лаури уедет к сыну, жене. Она останется одна. Энн рассказывала о своих планах, о своей семье, о себе. Лаури с удовольствием слушал ее и задавал кучу вопросов.
Был снежный, тихий вечер. Снег валил, целый день не переставая. Солнце, согревавшее замерзшую каменную землю, садилось. Вьюга завывала в трубе, ветер тревожил стекла окон. Но ничто это не нарушало атмосферы счастья Ани и Лаури. Они сидели на ковре возле камина, прислонившись спиной к спине и взявшись за руки. Мирный разговор нарушался легким шорохом падающего с веток снега.
-Энн, я поменяю билет. Я не хочу уезжать от тебя.
-Я знаю, но как же Юлиус? – Аня, стараясь скрыть слезы, смотрела немигающими глазами вдаль комнаты.
-Я разрываюсь между вами…,я так вас люблю! Я прекрасно понимаю, что без Юлиуса я не могу быть, но мысль, что буду без тебя убийственна! Это кошмарно! Я не представляю мою жизнь без тебя! Жизнь в мире без тебя слишком трудное испытание! - Лаури был в отчаянии. Он не мог без них обоих. – Дай мне телефон, Энн – попросил он. Аня, молча, протянула ему трубку.
В этот момент в дверь позвонили. Она поднялась с пола и пошла открывать. Она вскрикнула, увидев на пороге, своего бывшего как она считала, молодого человека.
-Зачем ты пришел? Что тебе здесь нужно? – Она зло смотрела на него.
-Анька, дорогая, я не могу без тебя. – Ответил он, протягивая к ней руки.
-Не смей трогать меня! – она попыталась увернуться, но он крепко обнял ее. В эту минуту в прихожую заглянул Лаури со словами «Энн, как сказать по-русски…» он не договорил. Он увидел картину, которая полностью опустошила его. Он был разбит. Что-то внутри него екнуло, разбилось. Он с трудом дышал. Такое предательство, как он считал, было убийственным для него.
Лаури тихо закрыл дверь и ушел на второй этаж. Он собирал свои вещи, ни о чем не думая. В голове не было никаких мыслей. Лишь только одна тупая боль в сердце. «Вот тебе и keep your heart broken» думал Лаури, спускаясь по лестнице. Остановившись, он прислушался к звукам, доносившимся снизу. Гневный голос Ани, ее крик, и пытавшийся его успокоить голос ее «друга». Подождав пока все стихнет, Лаури спустился вниз.
Сидя на корточках, Аня теребила свою любимую игрушку в руках. Она была в состоянии близком к истерике. Увидев сумку Лаури, она подскочила со словами:
-Что, куда ты собрался? – Лаури не ответил ей. Лишь аккуратно взял пальто, висевшее на вешалке.
-Что ты делаешь? Куда ты? – ее голос сорвался на крик. – Объясни, куда ты??!
-Спасибо, Энн, ты подарила мне дни спокойствия и рая. Но теперь я понимаю, почему ты говорила, что не надо менять билет. Я, как дурак верил, что ты любишь меня. Черт, какой же я глупец!
-Господи! Ты ничего не понимаешь! Это длинная история.. – Она взяла его лицо руками и повернула к себе. Глядя в его зеленые глаза, она пыталась найти ту струну его души, которая бы помогла ей. Она хотела рассказать ему все, но он не слушал.
-Ты не представляешь, Энн, как я обрадовался тебе тогда ночью. Ты шла вдали такая необычная. Я чувствовал это. Мне было так плохо, но ты спасла меня, в прямом смысле. Я пленен тобой…Я люблю тебя, черт возьми! Но ты показала мне, что я не нужен. – Лаури открыл дверь и вышел. Он шел по улице. Ветер развивал его пальто. Какие – то птицы, устроившиеся на дороге, срывались с мест. И было ощущение, что когда ветер развивал полы его пальто, птицы вылетали из – под него. Аня сидела, вытирая слезы, бегущие по щекам. Ее мучила только одна мысль «Почему он не выслушал меня?» Она задавала этот вопрос себе снова и снова. Но ответ не приходил.
…….Хельсинки встретил ее дождем, ветром и сыростью. Ночь, окутывавшая город, начинала сгущать сумерки. Аня приехала к нему. Объяснить ему все. Просто объяснить. Пусть даже, если он не поверит, она ему расскажет все. Стоя около его двери, она слышала, как стучит ее сердце. Из – за двери доносился смех, шум, радостные возгласы. Лицо Ани помрачнело. Она ушла с мыслью» Значит все хорошо. Значит, жизнь в мире без меня возможна». Заходя в подъезд своего дома, Лаури увидел до боли знакомую фигурку в черном пальто. Фигурка прошла мимо, опустив голову, едва сдерживая слезы. Лаури смотрел ей в след. Он зашел домой, разделся. Но не вошел в комнаты. Остался стоять на пороге. А из – за двери доносились веселые голоса Пулы и Миры обсуждавших очередную комедию. Лаури прислонился к стене. Он не мог понять себя. Разбираться в себе вообще сложное дело. Лаури думал, что изменилось за эти два месяца. Ровно ничего. Только теперь он не мог прожить и дня без мысли об Ане и Юлиусе. Улыбнувшись воспоминаниям этих имен, он аккуратно приоткрыл дверь и таинственно поманил сынишку. Они просидели весь вечер, разговаривая, мечтая…..
Была середин мая, когда Лаури приехал обратно в Россию. Этой поездке предшествовал тяжелый разговор с Паулой.
На улицах было тепло. Цвела черемуха, и в воздухе стоял ее крепкий запах. Лаури быстро нашел этот дом и эти окна. За его спиной был небольшой рюкзак, набитый чем – то. Лаури поднял голову, пытаясь понять дома или нет Аня. Разглядев ее еле заметные телодвижения, он приступил к делу…
Аня осталась дома в этот день. Захотелось, наконец – то отдохнуть после такой насыщенной зимы. Она умудрялась, и работать, и учиться. Зазвонил телефон. Поднеся трубку к глазам, она увидела ее самый любимый номер. На какое – то мгновение шок овладел ей, но справившись с собой, она ответила:
-Алло, я слушаю – она сделала вид, что не поняла кто это.
-Энн,…Я приехал.. за тобой – Лаури не знал, как начать.
-Но ты же уехал.
-Я не могу без тебя – На его слова ответа не последовало.
-Аня – вдруг произнес он - посмотри в окно – Пораженная Аня выглянула в окно. На асфальте Лаури нарисовал граффити. Он стоял с баллончиком в руке, выводя последнюю букву. Он написал по-фински, но это было не важно. Аня понимала – жизнь в мире без нее ужасна. Лаури стоял и смотрел на свое признание в любви. И он был счастлив. Крик его души вырвался наружу как много лет тому назад.
-Аня – повторил он – Прости. Вернись ко мне.- Ничего не ответив, она молниеносно спустилась в низ. Она сразу кинулась, к нему на шею, крепко поцеловав. Она ничего не могла сказать. Чувства нахлынули их обоих. Стоя почти посередине улицы, двое влюбленных, соскучившихся друг по другу, обнимались и целовались, не обращая внимания на косые взгляды прохожих.
К ним подбежал маленький мальчик, и, протиснувшись между ними, задрав голову, и спросил:
-Папа, это та фея, про которую ты мне рассказывал?
-Лу, что ты наболтал ему? – Аня удивленно вскинула брови. Она присела на корточки. Солнце запуталось в ее светлых волосах, и она действительно была похожа на фею.
-Он говорил living in a world without her is impossible- произнес малыш на ломаном английском
-Юлиус, иди, поиграй еще немножко - попросил с улыбкой Лаури. Юлиус побежал играть. Лаури и Аня остались одни.
-Ань, поедем со мной - начал он.
-А как же Паула?
-Ее нет больше в моей жизни. Если бы это было, иначе меня бы не было здесь. – Аня улыбнулась и поцеловала его.
-Я думаю, ты знаешь, какой это ответ.
Счастливая семья Илоненов отдыхала летом в своем домике в пригороде Хельсинки. Многие были потрясены выбором Лаури. Но Аня смогла доказать им, что она не хуже, а даже лучше Паулы. Она стала для всех любимицей, просто Анна Илонен. Некоторые завидовали Лу. Юлиус почти сразу начал называть свою фею мамой.

Иногда так бывает, что случай решает все. Не зря же судьба преподносит нам их. Пытайтесь искать только хорошее в них, и плохое просто уйдет.