«Голубая роза с синей планеты» фанф рассказ

фанф
__________________________________

При испытании новой десантной ракеты, маршевый двигатель развалился еще в воздухе. Конечно же, страховочные ремни удержали человека, находившегося внутри, но перегрузки при ударе достигли десятка Же...

Когда он пришел в себя,
лечащий врач, сидя возле его кровати,
нарочито бодрым тоном сказал:
- Вам еще повезло, Валентин, перелом нижних конечностей,
это ничего, это мы за неделю поправим, срастим.
-Есть проблема с позвоночником, тут сложнее, потребуется операция, но, учитывая ваш преклонный возраст, ваше сердце, скорее всего, может не выдержать.
Возраст. Валентин про себя усмехнулся, ну и шутник же доктор. Впрочем, он и вправду забыл про свой возраст.
Ему казалось, что человек чувствует себя на столько, на сколько он выглядит. Ведь больше сорока пяти ему никто не дает.
Хотя, если учитывать все то полетное время, туда и обратно, обгоняя свет и наравне со временем, то получится, что ему действительно больше двухсот лет.
И большую часть полета они провели в анабиозе,
но время, время все равно наверстывает упущенное и за месяцы потом наматывает года, торопясь нагнать упущенное.
После он отказался от операции и потребовал отвезти себя домой,
сказав, что в своем старом, еще бревенчатом деревянном доме он скорей поправится.
Валентин, закрытый белым пледом до подбородка, лежал на своей кровати в маленькой комнате. Сквозь древние, еще стеклянные стекла, едва пробивался солнечный свет. Хотя, впрочем, его загораживала цветущая яблоня саду.
Он закрыл глаза. Набежал легкий, зыбкий сон, ему снилось, что он снова там, на своей вновь открытой планете, стоит на берегу океана и темно синие волны набегают на берег. Под ногами была прозрачная изумрудная галька. Возможно, что творец, создавая этот мир, использовал только синий и салатово-зеленый цвет.
Но научно это было легко объяснить, CuSO4, да плюс 5H2O,
одним словом, творец явно тут переборщил с медным купоросом.
Но красиво получилось, жаль, что воздух на этой планете непригоден для дыхания. Валентин зачерпнул перчаткой изумрудную гальку и поднес к стеклу шлема. Да, самые настоящие изумруды, обкатанные волнами до гладкости галечника.
Иногда встречалась александритовая галька.
Забавно, что медь и бериллий, из которых здесь почти полностью состоит мир, принимают такие странные формы, в зависимости от температуры и давления.
Раз и это блестящий металл, из которых делали щиты и панцири, древние воины.
Но стоит ему окислиться, и он становится зеленым порошком.
А под большим давлением и температурой, силикат берилла превращается в прозрачный камень изумруд, напоминающий зеленоватое стекло. А сернистые испарения, при извержении вулканов и соприкосновении с универсальным окислителем, водой, и вода в океане становится сине ядовитой.
А сквозь голубой туман, встающий над плато, были видны полупрозрачные, немыслимые сооружения, голубые эстакады и обвалившиеся мосты, спиральные пирамиды и здания. Если это можно было назвать зданиями. Неправильной формы и нессиметричные, но плавно изгибавшиеся и стремившиеся ввысь.
Забавно, но там даже были растения. На краю плато росли самые настоящие синие джунгли. А еще, на плато были цветы.
Да, конечно же, не такие как на земле, но все же это были именно цветы, необычной формы, напоминавшие ограненные кристаллы,
и каждый цветок был по-своему уникален, разными оттенками, формой.
И в этом мире, зеленый хлорофилл, входящий в состав всех земных растений, был неприменим, для этого была слишком неподходящая атмосфера.
Но местные растения нашли другой способ развития.
Наподобие теллуровых фотоэлементов, которые стоят на крыше земных домов, они тоже научились получать энергию солнца и перерабатывать ее в слабый электрический ток, необходимый для жизнедеятельности, если это так можно назвать
целый мир, мир развивавшийся по своим, неведомым законам эволюции.
И цветы, когда налетал порыв ветра, начинали тонко вибрировать, тончайшими, лепестками из беррила. И над равниной разносился звон, напоминающий звук серебряного колокольчика. Тонкий, почти на уровне ультразвука, он завораживал и переплетался с более низким звуком медных колокольчиков, который издавали листья джунглей.
Как позже выяснил химик из экипажа Валентина,
лист растения состоял из меди и был покрыт окисью меди.
Такой фотоэлемент получал достаточное количество электроэнергии
из жесткого ультрафиолета, который легко пропускала атмосфера
синей планеты.
Правда, избытки электричества проскакивали стремительными
разрядами между ветвей джунглей.
"Это настоящий электрический лес", - подумал Валентин.
Еще он видел, как набежавшие темно синие тучи, закрыли ослепительно голубое солнце и на зеленую, изумрудно стеклянную поверхность планеты, ударили десятки ветвящихся молнии.
И как идет синий дождь, собираясь в голубые лужицы. И когда тучи рассеялись, там, над морем, в синеватой дымке, появилась ультрамариновая радуга, подсвеченная садящимся в море голубым солнцем.
Закат голубого солнца в темно синее море. И панорамная фотография, сделанная Валентином до сих пор висит в главном зале совета астронавтов.
Бирюзовый закат над морем...

-Валентин Янтарь!, -сон уходил, рассеивался голубой дымкой. Он открыл глаза.
Рядом с кроватью стоял молодой, широкоплечий парень. В синем кителе и с золотыми нашивками капитана дальней разведки.
-Валентин Янтарь, вы можете говорить? - спросил молодой капитан.
Янтарь слабо кивнул.
- Я знаю, что сейчас не время об этом говорить, но только вы можете нам помочь. Я забыл представиться, меня зовут Александр Снег. Мы собираемся лететь на разведку в дальний космос.
- Вы полетите на Леду, на мою планету? -спросил Янтарь и в его голубых глазах на миг отразился тот так до конца не изведанный мир.
Александр молчал.
- Нет, конечно же, не на мою... сказал Валентин и закрыл глаза.
- Каждому капитану светит своя звезда, - сказал Александр.
-Дело в том, что вчера были получены последние сведения с гибнущего крейсера дальней разведки "Глобус".
-Пролетая мимо одной из звездных систем, он обнаружил планету схожую с землей. Вы знаете, насколько редко встречаются подобные планеты.
Янтарь кивнул.
- Еще они успели передать координаты этой звездной системы.
Я и моя команда готовы туда лететь. И на космодроме стоит готовый к взлету крейсер "Магеллан"
Но совет астронавтов, отказал, мотивируя это недостоверностью сведений полученных с "Глобуса"
- Я вас прошу, уступите свое право второго полета мне,
ведь согласно закону, астронавт, открывший планету может безоговорочно воспользоваться любым готовым к полету крейсером,
или уступить это право другому капитану.
- Вы летать больше не будете.
Валентин снова кивнул и с трудом сказал:
- Вы правы, капитан, летать я больше уже не смогу. Там, на столе
стоит морская раковина, в ней лежит значок, нагрудный знак капитана "Поиска", возьмите его себе. И покажите совету астронавтов, они поймут.
- И еще, разбейте стекло, я хочу увидеть солнечный свет.
-Нет, не открывайте, а именно разбейте, стекло очень
старое и потому хрупкое.
Зазвенели осколки стекла и Александр, выломав ветку яблони,
впустил в комнату солнечный луч. И на никелированой спинке кровати, заблестел солнечный зайчик.
-Там, на столе, в хрустальной вазе стоит голубая роза, поставьте вазу на подоконник. -прошептал Янтарь и закрыл глаза
Внезапно налетевший порыв ветра, принес запах яблони и разбросал по комнате сложенную стопкой бумагу. А роза, нежно зазвенела и по комнате поплыл тонкий, едва слышный звон серебряного колокольчика, переплетаясь с шуршанием яблоневых листьев.
А боль в перебитой спине и ногах, прибитая лишь на время, снова накатила. И опять он стоял на своей планете, но уже посреди странного города, города созданного из цельных голубых кристаллов.
И неожиданно пришло озарение, то о чем он так долго ломал голову.
Там никто и никогда не жил.
Город сам по себе был жизнью, непонятной простому землянину кристаллической жизнью, замедленной в десятки тысяч раз.
И ему небыло никакого дела до человека, одиноко стоявшего на площади и смотрящего вверх на звезды и пытавшегося отыскать
среди незнакомых созвездий,
ту, единственную свою звезду, где был его родной дом.

Постепенно звон сменился журчанием лесного ручья и
пением соловья и он, еще маленький, набрав ключевой воды в кувшин, бежит по ромашковому полю, навстречу своим двум самым родным людям. И затаившийся в высокой траве заяц, испуганно улепетывает в лес. А к голубому небу с набежавшими тучками поднимается стрекот кузнечиков, смешиваясь со звоном хрустальных колокольчиков и стал накрапывать короткий грибной дождик.
И где-то далеко далеко в голубом и синем небе повисла самая настоящая двойная радуга...
________________________

___________________________________________________
по рассказу В.Крапивина "Я иду встречать брата"
http://www.rusf.ru/vk/
 (640x480, 34Kb)