ГЛАВА 7. ШАГ НАЗАД.

В колонках играет - Robby "never think"
- Мэтт, хочу поблагодарить тебя! Я думала, ты не станешь принимать участие в перевозке щенков.
- Кайли, мы же друзья! Как ты могла усомниться во мне?
Это утро было одним из трудных за последний месяц. На рассвете мы отправились с друзьями в питомник, чтобы приготовить щенков к транспортировке. Одна часть моего сердца уже тосковала по щенкам и по этому теперь уже несуществующему месту, а другая половина меня радовалась, что ни в одной из этих клеток нет Руди. Она остается со мной в городе, а значит, у меня еще есть время.
- Ли, расскажи мне про этот питомник поподробнее. Ты никогда ничего не договариваешь! Сейчас у нас предостаточно времени. К тому же я уверен, тебе необходимо выговориться. Я даже не буду против, если ты пустишь слезинку!- Мэтт мило улыбнулся.
- Я еще училась в школе, - мне было трудно говорить о том, что свербит в сердце, но я знала, что Мэтт прав – мне стоит сделать шаг в прошлое, научиться смело оборачиваться к минувшему, - мы часто ходили с мистером Стивенсоном в походы. У нас была команда что-то вроде скаутов. И вот в одном из таких походов мы нашли Руди и еще пару ее братиков. Их мать, возможно, подстрелили браконьеры, которые стали часто наведываться в лес. В итоге они все же попались в лапы правосудия. Мы около недели наблюдали за норой волчат. Они по-прежнему оставались одни. От матери и следа не было. Щенки были истощены и находились в шаге от гибели, когда мы решили забрать их. Отец не разрешил пристроить малышей на конюшне. Боялся за целостность своих кобыл. Его бизнес тогда только начал стремительно набирать обороты. И он не мог чему- либо позволить поставить все это под удар. Я тогда поняла его и ни чуть не обиделась. Мы спрятали щенков в коллежде, вот в этом самом здании. Здесь раньше хранили различный инвентарь. Через несколько дней многие студенты уже были в курсе. Долго держать это в тайне мы не могли, и нам пришлось рассказать директору. Он сначала был категорически против, но когда увидел неподдельный интерес студентов не только к волкам, но и фауне в целом, приказал освободить это помещение под питомник. Я пропадала здесь целыми днями. Щенки выкарабкались, но Руди все равно была самой слабенькой из них. Она тянулась ко мне как к мамке. Представляешь, Мэтт, она засыпала у меня на руках. У нее и по сей день есть такая слабость! – Я улыбалась, вспоминая эту подробность. Эти кусочки вырывались из памяти и ощутимо грели сердце. – В питомник стали приносить раненых животных. Тех, что были совсем взрослыми, мы отправляли в заповедники или в специальные лечебницы. Себе же оставляли только глупеньких щенков. Все-таки зверь есть зверь. Да их не так уж и много было у нас: Руди с братьями и еще двое малышей, с одним из которых у Руди появились вот эти детки! – Мэтт задумчиво улыбнулся и посмотрел на щенков, а потом неоднозначно на меня. – Позже о нашем не легальном приюте узнало правительство. Нагрянуло как гром среди ясного неба. Грозилось штрафом за нарушение. Но директор колледжа вовремя подключился, и можно смело сказать, спас питомник. Он доказал конгрессмену, что наш колледж всего на всего выполняет федеральную программу по защите фауны. К тому же предоставил к его сведенью научные работы студентов по жизнедеятельности волков. Тогда целый бум на почве питомника образовался. Каждый проявлял не поддельный интерес к животным. Студенты начали готовиться к конференциям, брать достойные места в научных состязаниях. Да многое происходило, что послужило нам на руку. Когда правительство уяснило, что не мы, а они идут против закона, так как федеральную программу нарушать нельзя, распорядилось оформить питомник по всем документам, но, так скажем, уходя, пообещало в случае чего прикрыть наше волчье логово. С тех пор несколько лет прошло. Я даже в колледж решила поступать здесь.
- Я думал, что ты осталась в городе из-за Итана?!
- Ну что ты? С чего бы это? Итан и я – идеальная пара для наших родителей, но ни как не для меня. Итан всегда был мне просто другом, но я не сразу осознала это. Ничего серьезного… Извини, я не привыкла обсуждать личные темы с друзьями.
- А как же Моника. Разве ты не делишься с ней?
- Моника многого не знает о том, что у меня на душе. Она в курсе только того, что видит.
- А она видит нас?
- Мэтт, Моника не ясновидящая! К тому же мы с тобой просто друзья! И то, что между нами произошло тогда у меня дома… Думаю, это не больше, чем замешательство.
- Значит, ты думаешь, что я всего лишь играю с тобой?
- Мэтт, послушай…
- Нет, это ты меня послушай! Вокруг тебя уже никого не осталось. Одна Моника еще более или менее держится! Все вокруг считают тебя сумасшедшей! Идиоткой, которая то и гляди по-волчьи запоет на луну. Тебе в глаза говорят одно, а как только ты поворачиваешься к ним спиной, норовят подтолкнуть тебя, чтобы был повод посмеяться в тихушку, а потом снова состряпать серьезные мины. Они запираются к тебе в дом, нагло пьют пиво и жрут пиццу, обмазывая жирные пальцы о подушки дивана. А когда ты не понятно из-за чего вскакиваешь и убегаешь из собственного дома, крутят пальцем у веска тебе в след. А на следующий день говорят: «О, Кайли, прости, если мы чем-то тебя расстроили. Спасибо за гостеприимство. Был отличный вечер.» Ты же сама видишь это притворство! Почему же игнорируешь его? Почему позволяешь людям так к себе относиться? И в свете всего этого ты отталкиваешь от себя одного из двух оставшихся рядом. Того, кому позволила немного глубже заглянуть к себе в душу! – Мэтт поставил в грузовик последнюю клетку и ушел, ничего мне больше не сказав.
Я снова осталась одна, как в тот роковой день. День, когда увезли Руди. День, когда Моника заявила, что я по сути неудачница и на мою голову вечно сваливаются невероятные вещи, которые мешают мне жить, как нормальному человеку. День, когда даже солнце начало казаться мне тусклым. День, когда я, наконец, сняла пелену с глаз и осознала, что одинока в трудности.
- Вау! Куда это Мэтт так рванул? – моя подруга вышла на улицу с коробкой мусора.
- Моника, скажи, а ты тоже считаешь меня свихнутой?
- Нет, с чего ты это взяла?
- А почему ты тогда, после трагедии, несколько дней избегала меня?
- Кайли! Это уже не имеет значения! Я же вернулась и поддерживала тебя все это время! И сейчас я тоже здесь, рядом с тобой!
- А о чем ты говоришь с другими у меня за спиной?
- Да что на тебя нашло в конце концов? Что тут произошло в мое отсутствие?
Я смотрела в сторону уже вдали идущего Мэтта. Мне хотелось догнать его и помириться, но, пристальный взгляд Моники, который я наблюдала боковым зрением, удерживал меня у грузовика.