ГЛАВА 5. ВЫХОДНЫЕ.

В колонках играет - Carter Burwell - Who are they?
Я очнулась от испуга, увидев во сне иссини черное лицо Софи. Комнату заливал яркий солнечный свет. На часах был обед. Я поднялась с пола, на котором и не заметила, как уснула. Мэтта уже не было. Присев на диван, я обнаружила листок бумаги, сложенный вдвое. Это была записка от моего друга: «Дорогая, Кайли! Думаю, раз в семестр мы можем позволить себе устроить выходные на день раньше. Оставайся дома. Я скоро буду!»
- Ах, да! Сегодня же суббота! Ладно, пропустить занятия – это не такой уж и грех…. По сравнению с тем, что мы устроили вчера! – успокоила я себя и отправилась в ванную.
Весь день я провела в ожидании. Несколько раз руки тянулись к телефону, чтобы написать смс, но я тщетно себя сдерживала до тех пор, пока телефон не зазвонил сам.
- Кайли, привет! – жизнерадостный голос Моники раздробил во мне все предвкушение.
- А, Моника…
- А ты от кого ожидала звонка?
- Да, ты права. В последнее время мне только ты можешь позвонить! – с грустью осознала я.
- Ладно, хватить раскисать! Я звоню тебе, чтобы сказать – я горжусь тобой! После твоего вчерашнего выступления, весь колледж только о тебе и говорил. Даже забыли, по какому поводу собрались! Жаль, что ты вчера так рано уехала с озера. Мы даже не повидались с тобой!- по голосу было слышно, что улыбка не сходила с лица Моники. Когда губы растягивались до предела, она переходила на звонкий смех. Эту картину я наблюдала изо дня в день.
- А мне вовсе не жаль… Звери! – с презрением произнесла я. Моника не придала этому никакого значения и продолжала дальше.
- Кстати, у меня в машине вещи Мэтта. Сегодня на рассвете обнаружила их у озера. Забавно так… Интересно, куда он в одних плавках подевался? – Моника снова расхохоталась.
Я знала, что разговор сейчас пойдет о Мэтте и попыталась перевести его в другое русло:
- Подруга, а с кем ты вчера была? – красочный рассказ о новом парне Моники мне был вовсе не интересен. Я не придавала ее словам никакого значения. По ту сторону связи голос медленно приглушался, и я проваливалась в свои размышления. Я вспоминала прошлую ночь: озеро, поездку домой, во время которой я всматривалась в лес, и мне казалось, что параллельно дороги за нами бежит Руди. В тот момент мне очень хотелось быть рядом с ней. Что-то делать. Безумные мысли по ее вызволению снова посещали мой истощенный мозг. Мой дом и… Мэтт. Я вспоминала его мускулистое тело, вспоминала, как я чуть было все не испортила, его попытку уйти домой и нашу болтовню у камина. Тогда, стоя на кухне, я и представить не могла, что буду вот так сидеть целый день и ждать прихода Мета. Я размышляла над тем, как может измениться поворот судьбы за секунды… от одного сказанного слова, от одного мимолетного жеста или просто взгляда… Как же не предсказуемо последующее мгновение нашей жизни!
Еще каких-то три дня назад для меня было все мрачно. Мне хотелось просто лежать балластом. Я не знала, что делать, но знала, что что-то делать надо! Я вставала и шла дальше только благодаря Руди. Ради ее спасения. Ради борьбы за ее жизнь. Мне было страшно, потому что я не чувствовала в себе сил сражаться с теми, кому было на руку случившееся. Как искать виноватых? И есть ли они на самом деле? Я боялась, но все равно шла вперед, шла вслепую, в страхе. Иногда выжидала, иногда прибавляла скорость…. Плохо спала по ночам, плохо ела, стала небрежна в одежде… Потому что все это для меня перестало иметь какую- либо ценность. На первом месте в моих приоритетах стояла Руди.
Но, проснувшись сегодня, во мне что-то изменилось. Сейчас, выслушивая историю про новую увлеченность Моники, мои мысли заполняло нечто другое. Это тоже беспокоило меня, не оставляло ни на минуту. Но эти переживания, все же, были иными. Находясь наедине с ними, я не чувствовала безысходности, страха или горечи. В этот момент мне не хотелось вставать и идти что-то решать, предпринимать хотя бы какие-то действия. Наоборот, мне казалось, что я в невесомости. Не то чтобы я находилась в апатии, но мне ничего не хотелось. Ни выслушивать Монику, ни срываться с места, ни заниматься уроками, ни слушать музыку. Мне было комфортно в тишине, в которой только мои мысли. А в них только…он.
Мои размышления прервал звук – кто-то вставил ключ в замочную скважину.
- Моника, извини, отец приехал! – я бросила трубку и побежала встречать папу.
Дверь распахнулась, и на пороге оказался Мэтт.
- Та-даааа-н! Пиццу заказывали?
- О, Мэтт, с этим блюдом ты в точку! – я схватила горячую коробку с пиццей и понесла ее в кухню. Слюнки наполнили мой рот. – Пиппирони! Мой любимый вкус! – моей радости не было предела. Невесомость сменилась атмосферным давлением.
- Чем занималась весь день? – поинтересовался Мэтт.
Я посмотрела на часы. Четыре вечера.
- Ого, вот это время пролетело!- мысли вырвались вслух. – Ничем особенным. Кое-какими делами по дому.
- Можно я поцелую тебя? Ну, в щечку? – взгляд Мэтта снова был полон самого теплого тепла. Я поймала себя на мысли, что эти глаза теперь действительно передо мной, в реальности, а не в моих сегодняшних воспоминаниях.
- Ну, в щечку, можно! – робко произнесла я.
Мэтт медленно направился ко мне, боясь спугнуть. Его обе ладони прижались к моим скулам, запустив пальцы в волосы. Наши взгляды задержались на пару секунд и губы Мэтта с нежностью прикоснулись к моей щеке, оставив легкое дыхание на коже. Мое сердце на мгновение замерло, а в воздухе вдруг не оказалось кислорода. Я почувствовала, как кровь прилила к моему лицу.
Засвистел чайник и мы снова заглянули друг другу в глаза, улыбаясь.

- Кайли, у меня есть идея по поводу этих выходных. Предлагаю…
- Мэтт,- тихо протянула я, - хочется остаться в нашем небольшом городке, в моем уютном домике!
- Ой, что это?
- Где? – я в испуге наклонилась к Мэтту через кухонный стол. Его брови выровнялись в одну полоску, глаза округлились, а на лбу образовались складки. – Мэтт, что с тобой? – Я перепугалась не на шутку.
- Вот…Вот здесь…Ой…- Мэтт произнес слова на выдохе, будто ему тяжело взять воздух, и прислонил руку к левой стороне груди. – Ой…
- Мэтт! – я закричала, сорвавшись с места.
Я подбежала к другу, напрочь забыв о недоеденном куске пиццы. Я почувствовала, как мою спину обдало холодом, а на лбу появилась испарина. Мэтт сидел на табуретке, наклонившись корпусом тела вперед.
- Где….? Что…? – я приземлилась на колени перед Мэттом.
Он взял мою правую руку и приложил ладонью к груди в области сердца, заговорив тихо, мило улыбаясь:
- Вот здесь! Ранее не ведомое мне ощущение…. – его улыбка расширялась, тон голоса становился все лукавее, а взгляд буравил мои глаза,- так тепло и щекотно…от твоего голоса, от слов твоих…
Я не была готова к такому откровение, к тому же восприняла это все игрой. Демонстрируя обиду, я вырвала свою руку из руки Мэтта и села на свой табурет. Признаться честно, в тот момент, когда я поняла, что друг мой шутит, холод на моей спине сменился кипятком, а потом страх превратился в спокойствие. Я глубоко вздохнула.
Прибывая в замешательстве, я доедала свой кусок пиццы, молча. Мэтт все еще улыбался с издевкой. Но издевка эта была доброй, шутливой. Я понимала это, но все равно продолжала дуть губы, как маленький ребенок, который попал впросак по своей наивности и излишней доверчивости.

Ужин сменился экскурсией по дому. Мы расположились у окна на чердаке, когда Мэтт задал мне вопрос:
- А почему Руди тебе так дорога?
Я не была готова к такому вопросу. Буквально за секунду я переворошила множество мыслей в своей голове. Одним из них был все тот же «почему». Я мысленно задала его себе же, и задумалась… И правда, почему? Почему обычное животное, дикий зверь в своей сущности, хищник в крови, заставил мое сознание перевернуться? И не с ног на голову, ни справа налево, а совершенно в непонятном мне самой направлении. В таком направление, которого должно быть и не существует вовсе. Почему ради животного я жертвую своим местом в этом городе? В городе, в котором всё мое детство, юность, да вообще жизнь. Город, в котором я. Город, который во мне. Почему? Животное есть животное. А я человек… И я застряла на этом месте. Конечно, мои мысли лились дальше, в которых я оправдывала себя. Говорила сама себе, что животное все равно погибнет, а мне жить дальше, среди этих людей, против которых готова идти сейчас; что мне нужно строить свою жизнь и что все это может поломать мне ее еще только в начальной стадии, ведь 22 года это еще только Старт… Но эти рассуждения были как аванс, как способ оттянуть меня дальше от того места, на котором застряла. Но я вся целиком сопротивлялась им, осознавая их никчемность, их неверность, их противоречие с моим сердцем. «А я человек…» все еще доминировало в моем сознании. И тут эта доминанта трансформировалась в слова:
- Потому что я Человек! – Я смотрела сквозь деревянный подоконник, смотрела в никуда, скрестив руки на груди. Встретившись глазами с Мэттом, его взгляд был полон недоумения. Он ждал продолжения моего ответа, но я молчала. Я не знала, что говорить дальше. Мои слова были исчерпывающими только для меня. Но Мэтт застыл в ожидании все с тем же выражением лица. Я набрала в легкие побольше воздуха и резко выдохнула от неожиданного звонка в дверь.
- О, нет, Моника, я не ждала гостей! – подруга завалилась в мой дом с компанией непрошенных. В том числе был и мой бывший Итан. Увидев Мэтта, Моника замешкалась.
- Располагайтесь в гостиной!- скомандовала моя подруга своей свите. Я схватила ее за локоть и потащила на вверх в свою комнату.
- Моника, что ты здесь устраиваешь?
- Кайли, прости, я не знала что вы с Мэттом вместе….
- Мы не вместе! Уяснила? Мы с ним просто друзья! Мы…мы занимались историей… - я солгала.
- Прости, что так вышло, я хотела отметить годовщину нашей дружбы. – Моника почувствовала себя виноватой.
- Ладно, прости и ты меня. Я погорячилась! Все эти люди… и Итан еще… зачем его-то притащила? – я утихомирила пыл.
- Я не знала, что ты не одна… я хотела скрасить твое одиночество…и Итан с радостью согласился…Если хочешь, я попрошу его уйти!
- Нет, не надо! Не хорошо выгонять человека! Ладно, пусть все будет так! Просто я не хочу сейчас никакого шума. Ты знаешь….
- Кайли, ты бежишь от себя. Ты же не одиночка, ты не замкнутая! Вспомни, как весело мы проводили время раньше. Как ходили на пикники, в походы, а все наши безумные тусовки на озере и в мегаполисе…
- Моника, мне кажется это было очень давно… Ну, и как видишь, даже ты не знаешь меня до конца… Хорошо, пойдем вниз!
Мои гости вели себя на удивление спокойно, видимо прошлая вечеринка на озере вытянула из них все силы. Мусорный мешок на кухне пополнялся пивными бутылками, а Итан ежеминутно буравил меня взглядом. Я избегала встречи с ним в собственном доме, и не смотрела на него вовсе, ощущая его глаза на мне. Это была не моя компания. Я постаралась расслабиться, отвлечься от всего, но меня хватило ненадолго. Я все равно чувствовала себя вне этой атмосферы, которую мне навязывала Моника. Мы смотрели по DVD какой-то фэнтази, и, увидев эпизод с превращением человека в волка, я не выдержала и вышла из своего дома.
Мэтт бежал за мной по улице. Я не хотела обижать его. Повернувшись к своему другу, дала понять, что хочу остаться одна.
- Мэтт, встретимся завтра в коллежде!
Я пошла по улице дальше. На часах перевалило за полночь.
 (500x313, 30Kb)