его нельзя называть

Вы странный. Вы самый красивый. И вам, к сожалению, это известно.
Спасибо за то, что позволили издалека любоваться вами.
Нет-нет, вы не бойтесь, мне вовсе не нужно ни имя ваше, ни место.
Я буду внимательно слушать, а вы продолжайте играть словами.
Мне места в партере достаточно. Я очарована вашим умением
любое кофейное зернышко сделать зерном иррациональным,
найти всю Вселенную в пыльном стакане, все звезды – в собственной тени,
Свернуть целый город и всех его жителей в листик бумаги. В спальне
у вас – я так думаю – водятся разные призраки, эльфы и феи,
и кто-то невидимый сутками тренькает на семиструнной гитаре,
а может, на арфе – нет, лучше на лире, и зернышко – пусть не кофейное,
а, скажем… да впрочем, какая разница. Знаете, можно состариться,
пытаясь понять, охватить, описать здесь все то, что вы так бесцельно
бросаете в сумрак моих вечеров, в которых без вас нет смысла.
Вы больше чем все, что я знаю – и невероятней, чем тень от тени.
Что – тень? Повторяюсь? Простите. Молчу. Продолжайте нанизывать мысли,
слова - разноцветные – синие, красные, желтые, ярко-зеленые..
Пусть ими нельзя ни обнять ни… я знаю - Нельзя объять необъятное….
….
Вот только когда вы поете «люблю» мне слышится не влюбленность
А крик человечка, что ловит глазастых стрекоз на фоне заката.
(c)