«Джокер»

В полной тишине сидя на кухне размышлял о взаимоотношениях, своем поведении и предрассудках. Мысли не добрые и частенько противные.

Скривившись от боли и отвращения к самому себе: "Туп, Глуп, Не развит и Богу противен!" - "Или все же Богам?" - "А какая к Демону разниться!" - ехидная усмешка. "Обрученный с Ангелом, преданный семьей и отвергнутый врагами!" Я уже забыл кто я на самом деле. Выполняя возложенные на меня требования я иногда забываю самого себя.
Поднял взгляд и посмотрел в окно. В стеклянной поверхности отразились ярко желтые, горящие глаза, полные отрешенности и смертельного огня - "Джокер"
В душе просыпается отчаянная жажда покоя, все эмоции отключаются, лицо приобретает ровное мраморное сияние, черты заостряются и слегка вытягиваются, разрез глаз становиться нестерпимо отвратительным самому себе, тело приобретает неживой оттенок. Сознание и мысли отступают, пока их не смяло холодным расчетом и презрительной наднеменостью к окружающему. Разум четко и быстро анализирует поставленную задачу - "Уничтожить, любыми способами!"
Усмешка, расчет окончен, стоящее перед тобой существо, попавшее в поле зрения полностью просмотренно и оценено: все страхи, боли, привязанности, способности, принадлежность к семье, окружающая оценка. План полностью осмыслен и готов к исполнению.
 Ни одного лишнего движения, дыхание ровное и почти не уловимое, голос мягкий певучий и до отвращения соблазнительный. Фраза - Удар! Противник содрогается от боли, внутренней, душевной, непонятной для окружающих, но тебе это и нужно. Фраза - Удар! И еще одна болезненная струна души порвана. Сознание противника осыпается к твоим ногам с каждой порванной струной. Его внутренние страхи убивают его изнутри, душа не выдерживая рассыпается и умирает, медленно загоняя себя во Мрак. Оболочка противника не тронута, в его глазах ужас, страх и отчаяние. Я жду только одного, когда потухнет последняя искра в его душе. Добившись результата остается лишь разрушить печать оппонента и погрузить его окончательно во Мрак. Осталось лишь оболочка и она будет жить, оплачивая все ошибки сполна, а я буду наблюдать.

Работа окончена и я очухиваюсь. Боль, сильная, почти невыносимая, душевная! Это лишь плата за работу. "Джокер" вновь засыпает уступая место мне. С каждым из них умирает частичка меня. Каждого из них, я тщетно пытался вытянуть из той грязи, в которую они влезли. Но я не всесилен, а значит теперь мне остается только наблюдать за оплатой их долгов. До последнего!