Добиться своего.

В колонках играет - Paramore
Ты каждый день идешь по одной и той же дороге, видишь, как в огромных лужах плывут облака, видишь как плывут облака над головой, понимаешь, что ты посреди неба, ты почти летишь... но у тебя нет крыльев. Падать камнем вниз и разбиваться о землю наверное не так больно, как понимать, что ты никогда не сможешь взлететь. Что вся твоя жизнь, день за днем, до самой смерти - это поле или фабрика или ткацкий станок... А потом ты просто умрешь и твой прах развеют над полем... Это только в символичности красиво, на самом деле ты просто станешь удобрением.
Наименьшая капелька фантазии или амбициозности кричит о том, что нужно бежать отсюда, бежать... Только куда? Ты смотришь в любые окна, а за окнами только темнота... Та самая, которая как Путь Дао, не выраженная словами, густая, манящая, теплая, с огромным бьющимся сердцем... голодная тварь на краю осознания, давно сожравшая все цвета радуги и теперь прячущая алые щупальцы под "благословенным покровом сна"... Туда бежать? Так ведь жить хочется... Или в другую сторону, где свет, опять же, как Путь Дао, не выраженный словами, белый, холодный, спокойный... который давно сжег своим холодным огнем свою же душу и забыл что такое гореть... Но я хочу ЖИТЬ! Мне не надо слава, власть, деньги, могущество, реки крови, я не сумасшедшая фанатичка, мне плевать на идеи, да и на людей собственно плевать, мне все-равно, война там или мир, живы мои соседи или умерли, ночь сейчас или день, я хочу жить... Хочу, чтобы у меня был дом и чтобы было к кому возвращаться, хочу, чтобы было с кем слушать музыку на одних наушниках, чтобы кто-то ворчал о том, что я не умею готовить и если буду продолжать так водить авто, то рано или поздно разобьюсь... Я хочу, чтобы у меня осталось достаточно сердца для того, чтобы просто слушать ветер, чтобы еще хотелось летать, чтобы осталась еще совесть для осознания того, что я каждый день прихожу домой по трупам, что те, кто живут в моем доме, приходят домой по трупам и мы по очереди чистим ботинки на всех и сушим их на крыше под ласковым осенним солнышком, сидя рядом и читая вслух очередную книжку. Я хочу помнить, что такое боль, если я это забуду, я исчезну. Я хочу иметь смелость признать, что я боюсь. Я испытываю не трусость, а страх. Трусость сковывает, тянет к земле, заставляет зажмуривать глаза и даже не знать, кому ты кланяешься... Страх конструктивен. Страх как сигнальная сирена заставляет обратить внимание на то, что опасно, на то, что больно, на то, что ново и возможно невообразимо полезно... Я хочу не забыть, что такое бояться. Это то, чего я хочу. Это мой маяк. Свои желания я пока положу в коробку, зарою где-нибудь на большом-большом поле и забуду где. Но на линии горизонта каждый восход и закат солнца будет мой маяк - мой дом. Я утону во тьме, растворюсь в ней, дам себя съесть и стану тьмой, приду домой, свернусь клубком в Его кресле, а утром со спокойной душой пойду печь оладьи своему любимому... Я отдам свою душу, выброшу ее, забуду себя, буду служить кому угодно, не помня своего имени, заслужу исполнение мечты и заберу столько силы и столько жизней, чтобы вернуть душу, прийти домой и смеясь рассказать об этом, как о сущем пустяке. И я убью любого, кто посмеет встать на моем пути. Я отработаю и оплачу каждый шаг домой. И пусть кто-то только подумать посмеет, что я в чем-то не права...
И мне не нужны напоминания. То чего я достигну будет совсем не то, о чем я мечтала, но каждый раз, когда ты отправляешься в дорогу, к концу приходит кто-то другой. Пусть сегодняшней меня уже не будет. Но свое я получу.
 (700x700, 825Kb)