Церковь и государство

Почему-то в дискуссиях о взаимоотношениях образования и религии, положена как базовая посылка: «Церковь должна быть отделена от государства».

Даже те, кто пытается защитить Церковь от упреков «в покушении на свободу»,  неявно подразумевают общепризнанность этого тезиса.

Ну, а как там на Западе?  Более свободное и либеральное общество давно продумалоответ на этот вопрос?!

И тут выясняется,что исторически подобная идеология секулярного общества возникала сравнительно недавно.

Для меня удивлением стало чтение Марселя Лефевра «Они предали Его», посвященной итогам Второго Ватиканского Собора.

Марсель Лефевр (1905-1991), католический архиепископ открыто выступивший против решений Второго Ватиканского Собора(1962-65).

Делая обзор из богословского наследия католичества, Лефевр показывает, что основная идеология католицизма вплоть до 60-х годов прошлого века, была в целом антилиберальна и не поддерживала антропоцентризма светской мысли.

Цитата из  Пия 10 (1906 год):

 «В том, что якобы следует отделить государство от Церк­ви, заключен абсолютно ложный тезис, крайне опасное за­блуждение.

Будучи основанным на том принципе, что государство не должно официально признавать никакого вероиспо­ведания, этот тезис прежде всего глубоко оскорбителен для Бога; ибо Создатель человека является также Осно­вателем человеческих обществ, и он заботится об их со­хранении так же, как о нашем существовании. Поэтому нашим долгом является не только его личное почитание, но также государственный и общественный культ в его честь.

Кроме того, в этом тезисе содержится явственное отрица­ние сверхъестественного порядка. В самом деле, он огра­ничивает деятельность государства одной лишь заботой о всеобщем благосостоянии в жизни сей, каковое есть лишь ближайшая цель светских обществ; и он не уделяет ника­кого внимания, словно отвергая ее, конечной цели этих обществ — вечному блаженству, которое обещано человеку по окончании его краткого земного века. Но поскольку земной порядок вещей, имеющий место во времени, под­чинен завоеванию этого высшего и абсолютного блага, светская власть не должна чинить препятствий этому за­воеванию, но, напротив, должна помогать нам в нем.

Также этот тезис расходится с порядком, который установ­лен в мире великой мудростью Бога и который требует гармонического содействия двух обществ. Ведь члены этих двух обществ, религиозного и светского, одни и те же, хотя каждое из них вершит над ним свою власть в при­сущей ему области. Отсюда с необходимостью следует, что существует множество дел, разбор и суд которых ока­зывается в ведении обеих властей. И; если согласие между государством и Церковью пропадет, эти общие для них дела окажутся плодородной почвой для распрей между ними, острых разногласий с обеих сторон; тем самым ока­жется замутнено понятие истины и души преисполнятся глубокой тревоги».

Так писал Папа! Так было общепринято у католиков еще в первой половине 20-го века! И насколько это далеко от современного юридического понимания «разделения сфер деятельности» Церкви и государства.

Собственно, проблема взаимоотношений Церкви и системы образования имеет те же самые линии сопротивления: свобода личности против свободы души (прописные буквы расставить самостоятельно).