Без дна на дне бездны

Сгибались ноги, слабли руки,
Взрывались в кровь внутри кишки,
Отвратных мыслей гнойные потоки
Клубком червей внутри башки.

В моче и собственной блевоте,
Руками желчь разводя по кругу,
Склоняя стон в предсмертной ноте,
Растяжкой ставил ключ на муку.

Отдачей скрежета в висках,
Искрой по рельсам тормозами,
В кровавых пальцах, как в тисках,
Сжимая мир, по ощупи глазами.

Горячий пот, сквозь кожу плоти,
Метясь с пульсом содрогался,
Не в теле, а в души оплоте,
На волю пламенем взрывался.

Пульсаром окончаний нервных,
Метало тело ритмы, боль,
Всё то, что было в мыслях первых
Срасталось в камень, превращаясь в ноль.

По битому стеклу ногтями,
Вибраций тело удаляя,
Хлебая воздух жадными губами,
Он ещё жил и жил мечтая.

Как пена бешеной собаки,
Туманом смрада изо рта,
Больных фантазий безупречные атаки,
Взывали мокрые уста.

Потоком грязи рваной ткани,
Разорван шёлк незрелой кожи,
И ржавой мутью в этой ране,
Виднелась мука, больше, строже.

Виднелись голые осколки нервов,
На переломанных, раздробленных, костях,
И тот, кто был когда-то первым,
Погряз в своей же грязи и страстях.

Мозги из целлюлитной ткани,
Из лимфы прочные узлы,
Как жир на раскалённом камне,
Расплылись прошлого мечты.

И нет судьбы, и нет надежды,
Как одинокие цветы,
Протезами у края бездны,
Всё то, что завещала Ты.