§ 6. les filles… (часть первая)

в наушниках - Ludovico Einaudi - Nuvole Bianche

 (189x142, 8Kb)

Вчера, довольно поздним уже вечером я уютно сидел с сигаретой и кофе, погруженный в просмотр очередного инетовского словотворения, как вдруг…
Заметили, что без этого «вдруг» не обходится ни одна мало-мальски стоящая история? Даже если ты сидишь в туалете, непременно «как вдруг» кто-то должен ворваться и нарушить твой покой. Никто не напишет «постепенно произошло» то-то и то-то… «Постепенно он в него выстрелил» или «постепенно он ударил его в ебло». Хотя если на тебя наведен пистолет, то почему выстрел является такой уж неожиданностью? Именно, что «постепенно выстрелил». Как бы там ни было, но…
Вдруг позвонила небезызвестная и местами даже легендарная Терра. Ее голос не был взволнован, и она не рыдала в трубку и не просила срочно приехать, чтобы помочь ей передвинуть диван, например. Хотя с нее станется. Нет, она совершенно будничным голосом постепенно (а не вдруг!) сообщила, что ее на «одноклассниках.ру» завалила письмами некая О.М., которая хочет получить от нее, Терры, мои координаты. Ну, не широту и долготу, естественно, а почту, телефон и, видимо, телеграф. Увидела, дескать, она мою рожу на одн.ру и кинулась разыскивать.
Мои отношения с упомянутым сайтом, как и сдругими социальными сетями, не сложились. Залогинился я там довольно рано, еще до всех своих одноклассников из всех школ, где я учился. Провел там один-два дня и больше не заходил. Логин забыл, пароль потерял. Все, кого я по замыслу создателей сети должен был там найти, никуда не терялись: или их телефон есть в моей записной книжке, или мой у них, поэтому пребывание в этой структуре я счел нелепой тратой времени. В любой форме.
Но, как оказалось, последствия двухдневного пребывания на этом сборище потерянных душ до сих пор дают о себе знать, и О.М. отыскала там мое фото, моего единственного «френда» – Терру – и жаждет воочию лицезреть, или воушие услышать, или потрогать, или черт ее знает, чего еще она хочет.
В этом месте мне бы очень хотелось написать по все канонам жанра, что «звонок Терры с сообщением об О.М. всколыхнул во мне воспоминания», но я так не напишу, потому что он всколыхнул во мне паранойю и осторожность, а никакие не воспоминания, и я на всякий случай сказал Терре, что если ей еще кто-то будет писать и даже показывать фотографии детей, якобы
похожих на меня, чтоб она молчала, как партизан на допросе. Вот если предложат денег – тогда другое дело.
А воспоминания всколыхнулись уже утром. Нет, О.М. я припомнил, разумеется, сразу после звонка, да и как такое забудешь? Мы проучились с ней с первого по третий класс, и она была первой девочкой, признавшейся мне в любви. Хотя, может быть, и второй, но моя память предпочитает для простоты дефиниций понятия «признание» хранить ее именно под номером «1″.
О.М. была довольно ветреной, темпераментной и напористой особой, и то ли до меня, то ли сразу после любила, например, тех двух кудрявых блондинчиков, сыгравших в одноименном фильме робота Электроника с братом. Факт любви обнаружился самым простым и подлым способом: мы перехватили письмо О.М., начинающееся словами «Дорогие Электроники!» , и с подписью в конце «Я вас люблю, дорогие Электроники!» Текст был какой-то незамысловатый, что-то электронное, видимо, и адресат на конверте был указан без затей – Электроникам. После допроса с пристрастием О.М. призналась, что любит именно того электронного брата и даже как-то их различает, но письмо писала сразу обоим, чтоб уж наверняка.
Как видите, уже тогда наши отношения не могли перерасти во что-то серьезное, О.М. бросила бы меня после очередного детского фильма. Наверняка она потом любила Джимми из «Танцора диско» или еще кого похлеще, возможно, Штирлица. А вот теперь она одумалась, значит, и ищет меня? Не выйдет! Раньше надо было думать!
Тем не менее, как я уже сказал, воспоминания всколыхнулись, и я, прошу прощения за тавтологию, многое и многих вспомнил, но пишу не с намерением перечислить как можно больше имен, фактов и аргументов. Каждая из этих девочек заслужила отдельной очаровательной истории, поэтому упоминание вскользь унизило бы и их и меня. Нет, по-настоящему мне бы хотелось рассказать про А.И., с которой я сидел за одной партой в том же третьем классе, когда вокруг царила О.М. со своими телеблизнецами и страстями.
Наверное, это история о гадком утенке, о моем лицемерии и нерешительности, о внезапном взрослении и о цене наших слов...

(продолжение последует)

© Copyright:  (17x17, 0Kb), 2010